Подушный налог во франции введенный людовиком xiv 1643 1715 гг для покрытия военных расходов

Опубликовано: 26.11.2022

Каждый будет платить налог

У 1710 года много общего с 1694-м: окончание двух следующих друг за другом очень холодных зим, долгая и жестокая война со всей Европейской коалицией, развал государственных финансов, невозможность прибегать далее к крайним мерам. Голландцы несговорчивы, требуют за мир такую высокую цену, что 1710 год оказывается на пороге таких трагических событий, как ни один год Десятилетней войны. Даже если зимы 1709 и 1710 годов менее смертоносны, чем зимы 1693 и 1694 годов, положение Франции в общем и королевской казны в частности критическое. Король и его министры это болезненно переживают и стараются изо всех сил выйти из этого положения.

В середине предыдущей войны Людовик XIV ввел принцип революционного обложения налогом, заставил колеблющегося генерального контролера де Поншартрена[117] принять эту систему налогообложения. Этот подушный налог, от которого отказались в 1698 году, был вновь восстановлен в 1701 году. Сегодня, даже присоединенный к таким налогам, как талья, габель, капитация оказалась недостаточной, чтобы наполнить казну. Король решает установить фиксированный налог на доходы. Декларацией от 14 октября 1710 года устанавливается налог: десятая часть дохода. Так как от капитации духовенство было освобождено, Церковь увеличила свои «безвозмездные дары». Но, так же как и капитация, новый сбор налагается на всех: и на простых людей, и на привилегированных. Происходит общая мобилизация всех возможных средств, способных помочь ведению войны.

Король пришел к этому решению после серьезного обдумывания и не без колебаний. Привлечение дворян к необходимым финансовым жертвам было продиктовано не совестливым чувством справедливости, а тем, что король знает, что простые люди находятся на пределе возможного. Поэтому, как и в 1695 году, закон об установлении нового налога по воле монарха включает длинную преамбулу, которая призывает французский народ к выполнению своего общественного и гражданского долга и проявлению патриотизма. Несмотря на то, что этот закон подписан еще и именем Никола Демаре, он выражает в первую очередь чувства и мысли монарха, что и подтверждается его личным стилем изложения. Как и 12 июня 1709 года, Людовик XIV напоминает о своих усилиях, направленных на окончание войны, как и в 1709 году, он показывает, что мир все отдаляется и отдаляется из-за вероломства коалиции.

«Движимые искренним желанием дать Европе надлежащий мир, мы предприняли такие шаги, которые могут доказать, что у нас не было большего стремления, как дать отдых стольким народам, которые его просят… но заинтересованность тех, кто хочет бесконечно вести эту войну и не допустить заключения мира, одержала верх на советах монархов и государств — наших врагов… В этой ситуации мы не можем больше сомневаться в том, что наша забота о мире способствует лишь его отдалению и что у нас нет другого, лучшего средства добиться от врагов мира, как продолжать войну самым серьезным образом» <68>. Вот почему Его Величество решил ввести эту десятину: начиная с 1 октября 1710 года (декларация была от 14-го) каждый подданный короля будет вносить десятую долю от своих доходов на общее дело. Это касается всех гражданских лиц, «дворян и разночинцев, привилегированных и непривилегированных». Эти десять процентов налога очень больно ударят по доходам землевладельцев, по правам сеньоров, по владельцам городской собственности и должностей, по государственным и личным рентам, по доходам торговцев и т. д. Месяц спустя Демаре будет брать десятую долю сразу при получении жалованья, пенсий и ренты.

В наши дни мы позабыли, как волей короля 14 октября 1710 года был нанесен удар по привилегиям, которые и без того уже были урезаны. Если бы Людовику XVI удалось провести аналогичную с финансовой и психологической точки зрения операцию в 1780 году — в самый разгар американской войны, — капетингская монархия была бы спасена» <245>. Этой десятиной Великий король успокаивает бедных, показывая им, что он в первую очередь заставляет платить богатых. Он каждого обязывает участвовать в общем национальном деле: лепта малоимущего способствует в моральном и политическом отношении спасению королевства так же, как и огромные налоговые взносы таких, как Кроза, финансист, или Сен-Симон, герцог и пэр.

И малоимущий, даже если он и ворчит про себя (а кто об этом узнает?), не уклоняется от своего участия, а вот герцог де Сен-Симон выказывает недовольство, жалуется и даже взывает к Божьей справедливости! <238>Не осмеливаясь высказываться открыто о том, что только простые смертные должны нести всю тяжесть налогов, он пытается спрятать свой личный эгоизм, или эгоизм выступающего против десятины привилегированного, за видимостью заботы об общественном благе. «Принимали за пустяк, — запишет он в своих «Мемуарах» (все так же возмущаясь даже через тридцать лет после введения налога), — разорение налогом такого количества людей всех сословий» <9>. Особенно он ополчается против вредного пункта 11 той же декларации от 14 октября 1710 года, которая ввела в общем нашу современную налоговую декларацию. В этом тексте сказано: «И для того, чтобы установить по справедливости то, что должно быть заплачено в качестве десятой доли от доходов с имущества, подлежащего обложению, приказываем владельцам такого имущества представить в двухнедельный срок, начиная со дня опубликования этого текста, декларации об их имуществе тем, кто будут назначены для сбора таких деклараций, и составить эти декларации в такой форме, в какой им будет предписано сделать это в соответствии с нашими приказами». Для герцога де Сен-Симона прибавляется, к «разорению самим налогом такого большого количества людей всех сословий», «огорчение от того, что вас самих заставляют открыть семейные секреты, постыдные поступки такого большого числа людей (sic — так), нехватку денег, которая покрывается репутацией и кредитом, прекращение которого приведет к неизбежному разорению, пересуды о возможностях каждого, разорение целых семей»; все это якобы является следствием «бесстыдного подсчета в чужом кармане, что всегда так осуждал Создатель, который всегда карал того, кто заставлял это делать, и почти всегда подвергал примерным наказаниям» <94>. Любопытное толкование, намекающее на эпизод с царем Давидом[118], наказанным за то, что он организовал учет. Теолог мог бы противопоставить подобному примеру «эдикт Цезаря Августа… который был издан в то время, когда губернатором Сирии был Квириний»;[119] из этой переписи явствовало, что Иисус Христос родился не в Назарете, а в Вифлееме, согласно пророчеству.

В особенности если вспомнить о событиях, которыми ознаменовался конец старого режима — режима, загубленного теми, кому монархия дала столько привилегий, — бессознательность Сен-Симона покажется просто постыдной. Этот человек, талантливый, высокопоставленный, который должен был бы хорошо все понимать, рожденный явно для того, чтобы служить со всем блеском, и вдруг покидает армию в самом начале наижесточайшей из войн. В то время как придворные его поколения рискуют жизнью шесть месяцев в году в течение восьми лет, находясь на передовой линии, защищая крепости, территории, захваченные врагом, этот герцог живет в Версале и занимается тем, что критикует его пороки и бесполезность. И когда, солидаризуясь со своими подданными, король призывает народ подняться против врага в едином порыве и проявить общее, национальное усилие, герцог придирается к мелочам, когда речь идет о возрождении страны. Именно такие люди, как Фенелон, Буленвилье, Сен-Симон, воспевающие иную форму монархии и которые больше роялисты, чем сам король, и погубят монархию.

Людовик XIV не много говорит, но опала, в которой он держит Фенелона, и вежливое презрение, которое он демонстрирует к Сен-Симону, говорят о его глубокой проницательности. Сен-Симон, взывая к потомству, хотел представить Короля-Солнце как разрушителя прежнего порядка, как отъявленного врага дворянства. Каждый этап его правления, капитация, смелое введение десятины, напротив, указывает на то, что Людовик XIV был хранителем определенного порядка. Он его сохраняет путем реформ, рассчитанных на длительный срок, прагматичных реформ. Его налоговая реформа, проведенная в два этапа (1695 и 1710 гг.), оправданная во время войны, приемлемая и принятая самыми бедными французами, уменьшала привилегии, но и не слишком ранила привилегированных. Если бы Бурбоны поступили так же смело и умно в век Просвещения, разве случилась бы революция в 1789 году?

Куды крестьянину податься, или податей не платить

Куды крестьянину податься, или податей не платить Красные придут — грабят. Белые придут — грабят. Куды крестьянину податься? Из фильма «Чапаев» Учитывая огромную власть, данную продработникам, в продкомиссариаты надо было командировать людей опытных, образованных и

IV. НАЛОГ — СРЕДСТВО ОБОГАЩАТЬ БОГАТЫХ

IV. НАЛОГ — СРЕДСТВО ОБОГАЩАТЬ БОГАТЫХ Налог так удобен! Наивные люди — «дорогие граждане», как их именуют во время выборов, — привыкли видеть в налоге средство для совершения великих дел цивилизации, полезных для народа. Но правительства великолепно знают, что налог

Налог кровью

Налог кровью Вы слышали, что за деньги можно откупиться от армии? А что в счет денежного долга можно отдать имущество – тоже слышали? А что долг можно погасить какой-либо услугой, помощью, каким-то действием – тоже слышали?А что Орда могла требовать с улусов поставку

Платить — так всем летчикам

Платить — так всем летчикам Видимо, мысль о материальном стимулировании Сталину понравилась, и он решил впредь премировать летчиков и наземный персонал не только за бомбардировки Берлина. Теперь речь шла уже не о вознаграждении относительно небольшой группы элитных

7. Ким — Но: будет ли дружба и сколько она будет стоить?

7. Ким — Но: будет ли дружба и сколько она будет стоить? Победа в 2002 году на президентских выборах в Южной Корее Но Му Хена, обещавшего продолжить «солнечную политику» Ким Дэ Чжуна, была воспринята в Северной Корее благожелательно. Северокорейское руководство

Овечий налог

Овечий налог Подлинная суть исландской политической экономии нигде не проявляется так ярко, как в том обстоятельстве, что налогов, специально созданных для обогащения «государственных мужей» — годи, в Исландии эпохи народовластия не существовало вовсе. Лишь в самом

«Комбед» — «абиссинский налог» — «общак»

«Комбед» — «абиссинский налог» — «общак» Слово «общак» обозначает общую кассу уголовно-арестантского мира. В идеале она предназначена для того, чтобы поддерживать («греть») «братву», «идейных», а также любого арестанта, который чтит «воровские» «законы» и «традиции»,

Нелегальный налог

Нелегальный налог По мере распространения в стране нового поколения «итальяно-американских мафий» под их влиянием оказались почти все торговые отрасли и почти вся индустрия сервиса. А главенствующую роль в этом играла династия Дона Карло. Она успешно контактировала с

Финансовый дебют: как заставить парижан платить

Финансовый дебют: как заставить парижан платить Все, о чем мы коротко расскажем, — Фронда, Фронды, большие и малые, — сводится в конечном итоге скорее к амбициями, чем к идеям, причем к амбициям давним, неумеренным и неудовлетворенным, к денежным проблемам, хотя и не только

Кто будет защищать нас, когда не будет полиции?

Кто будет защищать нас, когда не будет полиции? В нашем обществе полиция получает огромную выгоду из назойливой рекламы, будь то предвзятое и паникёрское освещение в СМИ разного рода преступлений или поток фильмов и телевизионных шоу, в которых копы выступают в роли

Военный налог

Военный налог В январе 1942 года в стране был введен военный налог с целью финансирования расходов на оборону. Этим налогом облагались граждане допенсионного возраста, в том числе и командный состав частей армии и флота, не участвовавший в боевых действиях.Поступления от

54. Предложение Сталина повысить налог на колхозы

54. Предложение Сталина повысить налог на колхозы Хрущёв: «При рассмотрении этого проекта (заготовительных цен на продукты животноводства – Г. Ф.) Сталин внёс предложение повысить налог на колхозы и колхозников ещё на 40 миллиардов рублей, так как, по его мнению,

Имперский налог

Имперский налог Империя – дорогостоящая вещь. Поэтому империя не любит рассуждать об экономике, призывая своих подданных мыслить глобально и проводить время в геополитических дискуссиях. Потому что если люди начнут считать и размышлять о результатах своих

date image
2015-06-16 views image
7498

facebook icon
vkontakte icon
twitter icon
odnoklasniki icon


Другие страны изживали феодальную систему по-своему и в иных хронологических рамках, хотя капиталистический уклад проник в городское хозяйство и деревню практически в каждой из них.

Абсолютизм во Франции. Во второй половине XV в. при Людовике XI(1423-1483) в основ-ном завершилась централизация государства. По мере его единения укреплялся абсолютизм, кото-рый усилился после религиозных войн 1562-1594 гг. между католиками и гугенотами. И в том и в другом лагере наиболее активной силой были низшие сословия и мелкое дворянство, а возглавля-ла борьбу феодальная знать, заинтересованная в ограничении королевской власти. Предводители католиков – герцоги Гизы, гугенотов – Антуан Бурбон (1518-1562), принц Луи II Конде (1621-1686), адмирал Г. Колиньи (1519-1572), а также Генрих Наваррский – будущий король Франции Генрих IV (1553-1610). Когда в 1594 г. Генрих IV вступил на престол, он перешел в католичество, военные действия в основном закончились. В 1598 г. был подписан Нантский эдикт, по которому господствующей религией оставался католицизм, но гугенотам предоставлялась свобода вероис-поведания и богослужения в городах (кроме Парижа).

С 1302 г. во Франции избирались Генеральные штаты – сословно-представительное учреж-дение, состоящее из депутатов духовенства, дворянства и лиц третьего сословия. Генеральные штаты созывал король, как правило, для получения согласия на сбор налогов. По мере укрепления абсолютизма роль этого учреждения уменьшалась. В 1614 г. при Людовике XIII (1601-1643) Гене-ральные штаты были распущены, так как депутаты от третьего сословия высказались за распро-странение налогов на ранее не облагаемые земли дворянства и духовенства, отмену других приви-легий высших сословий и ограничение административного произвола. В течение дальнейших 175 лет Генеральные штаты не собирались.

Абсолютизм во Франции достиг апогея при Людовике XIV (1638-1715), ставшем королем в 1643 г. Его власть была настолько неограниченной, что легенда приписывает ему изречение; «Го-сударство – это я». Расточительство королевского двора, фаворитизм, оплата огромного бюрокра-тического аппарата (самого многочисленного), большие военные расходы1, обязательства по госу-дарственному долгу – все это вынуждало королевскую власть увеличивать налоги, на что подат-ные (непривилегированные) сословия отвечали многочисленными восстаниями (1548, 1624, 1639 и др.).

ДРУГОЙ ИСТОЧНИК!

К началу XVI в. Франция стала единым государством. Формой этого государства становится абсолютная монархия, которая приобрела во Франции наиболее законченную, последовательно выраженную форму. Абсолютизм характеризовался прежде всего тем, что вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти концентрировалась в руках главы государства – короля. Словесным символом абсолютизма, приписываемым королю Людовику XIV, является высказывание: «Государство – это я!».

Значительной опорой короля в его постоянной борьбе против крупных феодалов сталотретье сословие.

При Людовике XIII (из династии Бурбонов) фактически руководил государственной политикой Франции кардинал Ришелье, совмещавший 32 государственные должности, являвшийся председателем королевского совета в 1624–1642 гг., поэтому его нередко называют первым министром, хотя формально такой должности не существовало. Ришелье провел административные, финансовые, военные реформы, укрепляя централизованное Французское государство и королевский абсолютизм. Также кардинал Ришелье лишил гугенотов политических прав, которые были предоставлены им Нантским эдиктом короля Генриха IV. Он активно боролся с любой оппозицией сильной королевской власти. При Ришелье уже не собираются Генеральные штаты, постепенно ликвидируются старые государственные должности (например, придворная должность коннетабля была ликвидирована в 1627 г.), вместо этого создается разветвленная система чиновников разного уровня.




Завершил становление абсолютизма король Людовик XIV (правил в 1643–1715 гг., из династии Бурбонов). В 1661 г. Людовик XIV преобразовал старинный королевский совет вБольшой совет, в который входили король (председатель совета), герцоги и другие пэры Франции, министры, государственные секретари, канцлер, председательствовавший во время отсутствия короля. Этот совет рассматривал важнейшие государственные вопросы, для обсуждения внешнеполитических дел созывался более узкий по составу Верхний совет, особые функции выполняли также Совет депеш и Совет по вопросам финансов.В любом случае последнее слово всегда оставалось за королем.

Людовик XIV реформировал налоговую систему, введя капитацию – подушную подать, что значительно увеличило королевские доходы. Было введено большое количество косвенных налогов (например, налог на соль), различных королевских сборов и пошлин.

На местах при Людовике XIV была создана система интендантов – специальных правительственных комиссаров с большими полномочиями во всех областях государственного управления, от контроля за банками до борьбы с ересью.

Людовик XIV в 1668 г. лишил Парижский парламент старинного права ремонстрации.

При Людовике XIV в основном завершилось формирование единой системы королевского правосудия хотя в некоторых частях Франции сеньориальная юстиция сохранялась вплоть до XVIII в. Людовик XIV активно выкупал у крупных феодалов их судебные полномочия в свою пользу.

К началу XVI в. Франция стала единым государством. Формой этого государства становится абсолютная монархия, ко­торая приобрела во Франции наиболее законченную, последо­вательно выраженную форму. Абсолютизм характеризовался прежде всего тем, что вся полнота законодательной, исполни­тельной и судебной власти концентрировалась в руках главы государства — короля.

Значительной опорой короля в его постоянной борьбе про­тив крупных феодалов стало третье сословие. Словесным сим­волом абсолютизма, приписываемым королю Людовику XIV , является высказывание: «Государство — это я!».

При Людовике XIII (из династии Бурбонов) фактически руко­водил государственной политикой Франции кардинал Ришелье, совмещавший 32 государственные должности, являвшийся пред­седателем королевского совета в 1624—1642 гг., поэтому его не­редко называют первым министром, хотя формально такой дол­жности не существовало. Ришелье провел административные, финансовые, военные реформы, укрепляя централизованное Французское государство и королевский абсолютизм. Также кардинал Ришелье лишил гугенотов политических прав, которые были предоставлены им Нантским эдиктом короля Генриха IV . Он активно боролся с любой оппозицией сильной королевской власти. При Ришелье уже не собираются Генеральные штаты, постепенно ликвидируются старые государственные должности (например, придворная должность коннетабля была ликвидиро­вана в 1627 г.), вместо этого создается разветвленная система чиновников разного уровня.

Завершил становление абсолютизма король Людовик XIV (правил в 1643—1715 гг., из династии Бурбонов). В 1661 г. Людовик XIV преобразовал старинный королевский совет в Боль­шой совет, в который входили король (председатель совета), герцоги и другие пэры Франции, министры, государственные сек­ретари, канцлер, председательствовавший во время отсутствия короля. Этот совет рассматривал важнейшие государственные вопросы, для обсуждения внешнеполитических дел созывался более узкий по составу Верхний совет, особые функции выпол­няли также Совет депеш и Совет по вопросам финансов. В лю­бом случае последнее слово всегда оставалось за королем.

Людовик XIV реформировал налоговую систему, введя ка-питацию — подушную подать, что значительно увеличило коро­левские доходы. Было введено большое количество косвенных налогов (например, налог на соль), различных королевских сбо­ров и пошлин.

На местах при Людовике XIV была создана система интен­дантов — специальных правительственных комиссаров с боль­шими полномочиями во всех областях государственного управ­ления, от контроля за банками до борьбы с ересью.

Людовик XIV в 1668 г. лишил Парижский парламент старин­ного права ремонстрации.

При Людовике XIV в основном завершилось формирование единой системы королевского правосудия, хотя в некоторых ча­стях Франции сеньориальная юстиция сохранялась вплоть до XVIII в. Людовик XIV активно выкупал у крупных феодалов их судебные полномочия в свою пользу.

Общественный строй Франции в период абсолютной монархии (XVI - XVIII вв.)

1. Общие положения

В XVI в. во Франции стала складываться абсолютная монархия. Возникновение этой новой формы монархии вызвано тем, что с конца XV в. в стране началось формирование капиталистического уклада в промышленности и сельском хозяйстве:

· в промышленности появилась мануфактура, а с ней - наемная рабочая сила, вербовавшаяся из разорившихся мелких ремесленников, подмастерьев и крестьян;

· выросла внешняя торговля с другими европейскими странами, с Востоком, а через Испанию - и с Америкой;

· капиталистические и полукапиталистические отношения в сельском хозяйстве приняли форму срочной аренды.

· Развитие капиталистического уклада ускоряло разложение феодальных отношений, но не уничтожало их:

· в городах ремесло, мелкие цеховые и свободные ремесленники и торговцы существовали во всех отраслях, где не было мануфактур;

· сохранялась собственность сеньора на крестьянские земли и, как следствие, феодальные платежи, церковная десятина и т. д.

2. Сословия при абсолютной монархии

К XVI в. французская монархия утратила существовавшие ранее представительные учреждения, но сохранила свою сословную природу. Первые два сословия - духовенство и дворянство - полностью сохранили свое привилегированное положение. При 15 млн. чел. населения страны в XVI - XVII вв. к духовенству относилось примерно 130 тыс. человек, а к дворянству - около 400 тыс. человек, то есть подавляющую массу населения во Франции составляло третье сословие (в состав которого вошло крестьянство).

Духовенство, при своей традиционной иерархии, отличалось большой неоднородностью и проявляло единство только в своем стремлении удержать сословные, феодальные привилегии. Между верхушкой Церкви и приходскими священниками усилились противоречия. Дворянство занимало господствующее место в общественной и государственной жизни французского общества, однако в его составе произошли важные изменения. Значительная часть родовитого "дворянства шпаги" разорилась; их место в землевладении и во всех звеньях королевского аппарата заняли выходцы из городских верхов, которые покупали на правах собственности судебно-административные должности (дававшие дворянские привилегии), передавали их по наследству и становились так называемым "дворянством мантии". Дворянский статус предоставлялся также в результате пожалования специальным королевским актом.

Внутри третьего сословия усиливалась социальная и имущественная дифференциация:

· на нижних его ступенях находились крестьяне, ремесленники, чернорабочие, безработные;

· на верхних - те, из которых формировался класс буржуазии: финансисты, торговцы, цеховые мастера, нотариусы, адвокаты.

Государственное устройство Франции в период абсолютной монархии

1. Основные черты государственного строя

Французский абсолютизм достиг высшей ступени своего развития в период самостоятельного правления Людовика XIV (1661 - 1715 гг.). Особенностью абсолютизма во Франции являлось то, что король - наследный глава государства - обладал всей полнотой законодательной, исполнительной, военной и судебной власти. Ему подчинялись весь централизованный государственный механизм, административно-финансовый аппарат, армия, полиция, суд. Все жители страны были подданными короля, обязанными ему беспрекословно подчиняться. С XVI в. по первую половину XVII в. абсолютная монархия играла прогрессивную роль'.

· вела борьбу против раскола страны, создавая тем самым благоприятные условия для ее последующего социально-экономического развития;

· нуждаясь в новых дополнительных средствах, содействовала росту капиталистической промышленности и торговли - поощряла строительство новых мануфактур, вводила высокие таможенные пошлины на иностранные товары, вела войны против иностранных держав - конкурентов в торговле, основывала колонии - новые рынки сбыта.

Во второй половине XVII в., когда капитализм достиг такого уровня, что его дальнейшее благоприятное развитие в недрах феодализма стало невозможным, абсолютная монархия утратила все ранее присущие ей ограниченно прогрессивные черты. Дальнейшему развитию производительных сил препятствовали сохранявшиеся абсолютизмом:

· привилегии духовенства и дворянства;

· феодальные порядки в деревне;

· высокие вывозные пошлины на товары и т. д.

2. Органы государственной власти и управления

С укреплением абсолютизма вся государственная власть сконцентрировалась в руках короля.

Деятельность Генеральных штатов практически прекратилась, они собирались очень редко (последний раз в 1614 г.).

С начала XVI в. светская власть в лице короля усилила свой контроль над Церковью.

Рос бюрократический аппарат, его "влияние усиливалось. Центральные органы государственного управления в рассматриваемый период делились на две категории:

· унаследованные от сословно-представительной монархии учреждения, должности в которых продавались. Они частично контролировались знатью и постепенно оттеснялись во второстепенную сферу государственного управления;

· учреждения, созданные абсолютизмом, в которых должности не продавались, а замещались чиновниками, назначаемыми правительством. Они со временем составили основу управления.

Государственный совет фактически превратился в высший совещательный орган при короле.

В состав Государственного совета входило и "дворянство шпаги", и "дворянство мантии" - представители и старых, и новых учреждений. К старым органам управления, должности в которых занимала знать и которые практически не функционировали, относились специальные советы - тайный совет, аппарат канцлера, совет депеш и т. д. Органы, созданные во время абсолютизма, возглавляли генеральный контролер финансов (по сути первый министр) и четыре государственных секретаря - по военным делам, иностранным делам, морским делам и делам двора. •

Большое значение в финансовом управлении имели откупщики косвенных налогов, они же - государственные кредиторы.

В местном управлении, как и в центральных органах, сосуществовали две категории:

· утратившие значительную часть своих реальных правомочий бальи, пре-во, губернаторы, должности которых уходили своими корнями в прошлое и замещались знатью;

· фактически руководившие местным административным управлением и судом интенданты юстиции, полиции и финансов - особые уполномоченные королевского правительства на местах, на посты которых обычно назначались лица незнатного происхождения. Интендантства делились на округа, реальная власть в которых была вручена субделегатам, назначаемым интендантом и подчиненным ему.

3. Судебную систему возглавлял король, который мог принять к своему личному рассмотрению или поручить своему доверенному лицу любое дело любого суда.

В судопроизводстве сосуществовали:

· церковные суды и др.

В период абсолютной монархии продолжалось усиление королевских судов. В соответствии с Орлеанским ордонансом (1560 г.) и Мулинским ордонансом (1566 г.) им стало подсудно большинство уголовных и гражданских дел.

Сеньориальным судам эдикт 1788 г. оставил в области уголовного судопроизводства лишь функции органов предварительного дознания. В области гражданского судопроизводства им были подсудны только дела с небольшой суммой иска, но и эти дела могли по усмотрению сторон сразу же передаваться в королевские суды.

Общие королевские суды состояли из трех инстанций: судов превоталь-ных, бальяжных и судов парламентов.

Функционировали суды специальные, где рассматривались дела, затрагивавшие ведомственные интересы: свои суды имели счетная палата, палата косвенных налогов, управление монетного двора; были суды морские и таможенные. Особую значимость имели военные суды.

Создание постоянной армии при абсолютизме завершилось. От набора наемников-иностранцев постепенно отказались и перешли к комплектации вооруженных сил за счет вербовки в солдаты рекрутов из низших слоев "третьего сословия", в том числе и уголовных элементов. Офицерские должности по-прежнему занимало лишь дворянство, что придавало армии ярко выраженный сословный характер.

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Previous Entry
  • Next Entry
  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends' Entries
  • Profile
  • Memories
  • Материалы блога в blogger
·
napolyah - (no subject) [+1]

Королевские финансы при Старом Порядке можно охарактеризовать одним словом - бардак. Короне вечно не хватало средств, денег требовалось все больше и больше, и платить их в основном приходилось простолюдинам. Про королевские налоги можно писать монографии и драмы, но вникать во все их разнообразие большого смысла нет.

Достаточно запомнить два самых ненавистных простым французам слова - Талья и Габель.

Талья для этого времени - главный источник пополнения казны. Лишь к концу правления Короля-Солнца ее доля упадет до 25% поступлений в казну. Пока же она составляет около половины всех доходов. Королевская Талья введена Генральными Штатами 1439 года по принятии решения о сохранении постоянной королевской армии. На ее содержание и вводился новый прямой налог, собираемый с каждой семьи королевства, за исключением дворян и духовенства. Более того, Штаты дали разрешение королю повышать размеры тальи каждый год в соответствии с ростом расходов на оборону.
Это была тяжелая ошибка с их стороны. Корона становилась в большой степени финансово независимой и могла в принципе обойтись без Штатов.

Поскольку теперь корона была не ограничена фиксированной суммой, она могла сама решать, сколько денег ей нужно. То есть размер тальи изначально устанавливался смотря по тому, сколько предполагается потратить, а не сколько можно собрать. Чтобы определить, сколько же на самом деле можно выжать из добрых французов, королевский казначей, ответственный за свой район - генералитет, осенью инспектировал свой район и информировал корону о его состоянии. Исходя из этих сообщений и планируемых расходов Финансовый Совет Короля ежегодно устанавливал общую сумму тальи и разверстывал ее по генералитетам.

В так называемых "выборных" провинциях (то есть тех, что участвовали в выборе депутатов на Генеральные Штаты) раскладку между финансовыми округами - элекциями, производили казначеи короля. Здесь обычно господствовала подушевая система обложения. Точнее поочаговая - в регистры плательщиков тальи вносилось только имя главы семьи рютюрье (простолюдинов). Сборщик налогов взыскивал с каждого из них по своему усмотрению, судя по внешним признакам достатка и влиятельности. Легко себе представить взяткоемкость такого подхода и возможности произвола, которые он давал.

Провинции "Штатов", то есть как бы независимые государства, связанные с короной личной унией (Бретань, Бургундия, Прованс, Дофине и т.д.), имели свои собственные Штаты - собрания представителей трех сословий. В этих "государствах" сумма налагаемой на их население тальи должна согласовываться с провинциальными Штатами. И уже они сами разложат ее по епархиям и приходам, и сами будут следить за сбором. Здесь обычно талья собирается поземельно, как налог с недвижимости. Составляется кадастр, в котором переписываются земли, с которых взимается талья, их площадь и стоимость. В этом случае талья взыскивается только с владельцев рютюрной собственности, независимо от происхождения. То есть, дворянин, владеющий облагаемой землей, будет платить талью, а крестьянин, владеющий "благородной" землей, талью за нее не платит.

В обеих случаях сборщики налогов, выбранные из числа прихожан люди, несут ответственность за то, что необходимая сумма будет собрана. В случае недоимки они будут покрывать ее своим имуществом. Если недостача не будет ими выплачена из своего кармана - отправятся в тюрьму. Богатого сборщика оттуда могут вытащить покровители, бедные сборщики так и помирали в тюрьме.

Именно сборщики раскладывали талью по приходам. А собственно сбор суммы с плательщиков конкретного прихода - это внутреннее дело общины. Она связана круговой порукой - сумму, что не собрали, будут доплачивать все. То есть недостаточно заплатить талью за себя - надо платить и за того парня.

Теоретически предполагалось, что казначеи и сборщики смотрят за платежными силами населения и не облагают его непосильным бременем. На практике купивший должность казначей часто ленился проводить инспекцию, или отдавал предпочтение одним районам в ущерб другим. Но хуже всего, конечно, дело обстояло со сборщиками. Они очень часто подделывали документы, откладывая деньги в свой карман, или закрывали глаза на неуплату тальи друзьями и родственниками, перекладывая расходы на остальных.

Пример им в этом, увы, подавала сама корона. Помимо дворян и духовенства освобождение от уплаты тальи стали получать и другие социальные группы - чиновники, военнослужащие, и даже целые города - в том числе и Париж. Более того, освобождение от уплаты тальи получила вся Бретань.

Нет ничего удивительного, что крестьяне начали массово отказываться платить. В 1641 году элекция Лош с 1632 и за последующие годы задолжала более 1 миллиона ливров; к 1643 году генералитет Бурж имел задолженность в 2,25 миллиона ливров за шесть лет; в сентябре 1642 года пять элекций в области Монтобан были должны государству 1 175 073 ливров за 1639—1641 годы. Ситуация ухудшилась из-за сборщиков налогов, которые оправдывали невыполнение своих обязанностей сопротивлением крестьян.

Правительство ответило на неуплату тальи силовыми мерами - движимое имущество и скот должников конфисковывались и распродавались с аукциона. Если неплательщик хотел вернуть их, ему приходилось платить выкуп и возмещать расходы на конфискацию. Чиновники могли ждать несколько лет, а потом просто разграбить деревню подчистую. Туда, где их уже не пускали на порог, входили королевские войска. Они расквартировывались там и не уходили, пока строптивцы не заплатят сполна. Вели они себя при этом как в завоеванной стране, так что в ноябре 1638 года представители общин Гиени умоляли правительство взимать налоги в соответствии со старым обычаем и не использовать войска «из-за разорения и расходов, причиняемых ими народу».

При Ришелье специально предназначенные для помощи финансовым чиновникам войска располагались в большинстве провинций. Это была легкая кавалерия, из которой формировались роты в 50 — 100 человек, каждая под командованием офицеров. Их обязанностью было сопровождать правительственных чиновников в поездках для сбора налогов и расквартировывать войска в неплативших приходах. Их набирали и платили им откупщики, а контролировали местные интенданты. Войскам хорошо платили, чтобы обеспечить их лояльность. Первая рота fusiliers pour les tailles была создана в Ангумуа в мае 1636 года, но вскоре расформирована из-за своих преступлений. Однако между 1640 и 1644 годом множество таких рот были прикомандированы к интендантам. Фискальные войска просуществовали во Франции вплоть до февраля 1877 года.

К началу XVI в. Франция стала единым государством. Формой этого государства становится абсолютная монархия, ко­торая приобрела во Франции наиболее законченную, последо­вательно выраженную форму. Абсолютизм характеризовался прежде всего тем, что вся полнота законодательной, исполни­тельной и судебной власти концентрировалась в руках главы государства — короля.

Значительной опорой короля в его постоянной борьбе про­тив крупных феодалов стало третье сословие. Словесным сим­волом абсолютизма, приписываемым королю Людовику XIV , является высказывание: «Государство — это я!».

При Людовике XIII (из династии Бурбонов) фактически руко­водил государственной политикой Франции кардинал Ришелье, совмещавший 32 государственные должности, являвшийся пред­седателем королевского совета в 1624—1642 гг., поэтому его не­редко называют первым министром, хотя формально такой дол­жности не существовало. Ришелье провел административные, финансовые, военные реформы, укрепляя централизованное Французское государство и королевский абсолютизм. Также кардинал Ришелье лишил гугенотов политических прав, которые были предоставлены им Нантским эдиктом короля Генриха IV . Он активно боролся с любой оппозицией сильной королевской власти. При Ришелье уже не собираются Генеральные штаты, постепенно ликвидируются старые государственные должности (например, придворная должность коннетабля была ликвидиро­вана в 1627 г.), вместо этого создается разветвленная система чиновников разного уровня.

Завершил становление абсолютизма король Людовик XIV (правил в 1643—1715 гг., из династии Бурбонов). В 1661 г. Людовик XIV преобразовал старинный королевский совет в Боль­шой совет, в который входили король (председатель совета), герцоги и другие пэры Франции, министры, государственные сек­ретари, канцлер, председательствовавший во время отсутствия короля. Этот совет рассматривал важнейшие государственные вопросы, для обсуждения внешнеполитических дел созывался более узкий по составу Верхний совет, особые функции выпол­няли также Совет депеш и Совет по вопросам финансов. В лю­бом случае последнее слово всегда оставалось за королем.

Людовик XIV реформировал налоговую систему, введя ка-питацию — подушную подать, что значительно увеличило коро­левские доходы. Было введено большое количество косвенных налогов (например, налог на соль), различных королевских сбо­ров и пошлин.

На местах при Людовике XIV была создана система интен­дантов — специальных правительственных комиссаров с боль­шими полномочиями во всех областях государственного управ­ления, от контроля за банками до борьбы с ересью.

Людовик XIV в 1668 г. лишил Парижский парламент старин­ного права ремонстрации.

При Людовике XIV в основном завершилось формирование единой системы королевского правосудия, хотя в некоторых ча­стях Франции сеньориальная юстиция сохранялась вплоть до XVIII в. Людовик XIV активно выкупал у крупных феодалов их судебные полномочия в свою пользу.

Общественный строй Франции в период абсолютной монархии (XVI - XVIII вв.)

1. Общие положения

В XVI в. во Франции стала складываться абсолютная монархия. Возникновение этой новой формы монархии вызвано тем, что с конца XV в. в стране началось формирование капиталистического уклада в промышленности и сельском хозяйстве:

· в промышленности появилась мануфактура, а с ней - наемная рабочая сила, вербовавшаяся из разорившихся мелких ремесленников, подмастерьев и крестьян;

· выросла внешняя торговля с другими европейскими странами, с Востоком, а через Испанию - и с Америкой;

· капиталистические и полукапиталистические отношения в сельском хозяйстве приняли форму срочной аренды.

· Развитие капиталистического уклада ускоряло разложение феодальных отношений, но не уничтожало их:

· в городах ремесло, мелкие цеховые и свободные ремесленники и торговцы существовали во всех отраслях, где не было мануфактур;

· сохранялась собственность сеньора на крестьянские земли и, как следствие, феодальные платежи, церковная десятина и т. д.

2. Сословия при абсолютной монархии

К XVI в. французская монархия утратила существовавшие ранее представительные учреждения, но сохранила свою сословную природу. Первые два сословия - духовенство и дворянство - полностью сохранили свое привилегированное положение. При 15 млн. чел. населения страны в XVI - XVII вв. к духовенству относилось примерно 130 тыс. человек, а к дворянству - около 400 тыс. человек, то есть подавляющую массу населения во Франции составляло третье сословие (в состав которого вошло крестьянство).

Духовенство, при своей традиционной иерархии, отличалось большой неоднородностью и проявляло единство только в своем стремлении удержать сословные, феодальные привилегии. Между верхушкой Церкви и приходскими священниками усилились противоречия. Дворянство занимало господствующее место в общественной и государственной жизни французского общества, однако в его составе произошли важные изменения. Значительная часть родовитого "дворянства шпаги" разорилась; их место в землевладении и во всех звеньях королевского аппарата заняли выходцы из городских верхов, которые покупали на правах собственности судебно-административные должности (дававшие дворянские привилегии), передавали их по наследству и становились так называемым "дворянством мантии". Дворянский статус предоставлялся также в результате пожалования специальным королевским актом.

Внутри третьего сословия усиливалась социальная и имущественная дифференциация:

· на нижних его ступенях находились крестьяне, ремесленники, чернорабочие, безработные;

· на верхних - те, из которых формировался класс буржуазии: финансисты, торговцы, цеховые мастера, нотариусы, адвокаты.

Государственное устройство Франции в период абсолютной монархии

1. Основные черты государственного строя

Французский абсолютизм достиг высшей ступени своего развития в период самостоятельного правления Людовика XIV (1661 - 1715 гг.). Особенностью абсолютизма во Франции являлось то, что король - наследный глава государства - обладал всей полнотой законодательной, исполнительной, военной и судебной власти. Ему подчинялись весь централизованный государственный механизм, административно-финансовый аппарат, армия, полиция, суд. Все жители страны были подданными короля, обязанными ему беспрекословно подчиняться. С XVI в. по первую половину XVII в. абсолютная монархия играла прогрессивную роль'.

· вела борьбу против раскола страны, создавая тем самым благоприятные условия для ее последующего социально-экономического развития;

· нуждаясь в новых дополнительных средствах, содействовала росту капиталистической промышленности и торговли - поощряла строительство новых мануфактур, вводила высокие таможенные пошлины на иностранные товары, вела войны против иностранных держав - конкурентов в торговле, основывала колонии - новые рынки сбыта.

Во второй половине XVII в., когда капитализм достиг такого уровня, что его дальнейшее благоприятное развитие в недрах феодализма стало невозможным, абсолютная монархия утратила все ранее присущие ей ограниченно прогрессивные черты. Дальнейшему развитию производительных сил препятствовали сохранявшиеся абсолютизмом:

· привилегии духовенства и дворянства;

· феодальные порядки в деревне;

· высокие вывозные пошлины на товары и т. д.

2. Органы государственной власти и управления

С укреплением абсолютизма вся государственная власть сконцентрировалась в руках короля.

Деятельность Генеральных штатов практически прекратилась, они собирались очень редко (последний раз в 1614 г.).

С начала XVI в. светская власть в лице короля усилила свой контроль над Церковью.

Рос бюрократический аппарат, его "влияние усиливалось. Центральные органы государственного управления в рассматриваемый период делились на две категории:

· унаследованные от сословно-представительной монархии учреждения, должности в которых продавались. Они частично контролировались знатью и постепенно оттеснялись во второстепенную сферу государственного управления;

· учреждения, созданные абсолютизмом, в которых должности не продавались, а замещались чиновниками, назначаемыми правительством. Они со временем составили основу управления.

Государственный совет фактически превратился в высший совещательный орган при короле.

В состав Государственного совета входило и "дворянство шпаги", и "дворянство мантии" - представители и старых, и новых учреждений. К старым органам управления, должности в которых занимала знать и которые практически не функционировали, относились специальные советы - тайный совет, аппарат канцлера, совет депеш и т. д. Органы, созданные во время абсолютизма, возглавляли генеральный контролер финансов (по сути первый министр) и четыре государственных секретаря - по военным делам, иностранным делам, морским делам и делам двора. •

Большое значение в финансовом управлении имели откупщики косвенных налогов, они же - государственные кредиторы.

В местном управлении, как и в центральных органах, сосуществовали две категории:

· утратившие значительную часть своих реальных правомочий бальи, пре-во, губернаторы, должности которых уходили своими корнями в прошлое и замещались знатью;

· фактически руководившие местным административным управлением и судом интенданты юстиции, полиции и финансов - особые уполномоченные королевского правительства на местах, на посты которых обычно назначались лица незнатного происхождения. Интендантства делились на округа, реальная власть в которых была вручена субделегатам, назначаемым интендантом и подчиненным ему.

3. Судебную систему возглавлял король, который мог принять к своему личному рассмотрению или поручить своему доверенному лицу любое дело любого суда.

В судопроизводстве сосуществовали:

· церковные суды и др.

В период абсолютной монархии продолжалось усиление королевских судов. В соответствии с Орлеанским ордонансом (1560 г.) и Мулинским ордонансом (1566 г.) им стало подсудно большинство уголовных и гражданских дел.

Сеньориальным судам эдикт 1788 г. оставил в области уголовного судопроизводства лишь функции органов предварительного дознания. В области гражданского судопроизводства им были подсудны только дела с небольшой суммой иска, но и эти дела могли по усмотрению сторон сразу же передаваться в королевские суды.

Общие королевские суды состояли из трех инстанций: судов превоталь-ных, бальяжных и судов парламентов.

Функционировали суды специальные, где рассматривались дела, затрагивавшие ведомственные интересы: свои суды имели счетная палата, палата косвенных налогов, управление монетного двора; были суды морские и таможенные. Особую значимость имели военные суды.

Создание постоянной армии при абсолютизме завершилось. От набора наемников-иностранцев постепенно отказались и перешли к комплектации вооруженных сил за счет вербовки в солдаты рекрутов из низших слоев "третьего сословия", в том числе и уголовных элементов. Офицерские должности по-прежнему занимало лишь дворянство, что придавало армии ярко выраженный сословный характер.

Читайте также: