Ндс при оставлении имущества за собой

Опубликовано: 29.09.2022

Исх. № А-01/5-566
от 09.11.2015

Министру финансов
Российской Федерации
Силуанову А. Г.

Уважаемый Антон Германович!

Ассоциация российских банков обращается к Вам в связи с запросами банков – членов АРБ, касающимися порядка обложения налогом на добавленную стоимость (далее – НДС) операций по реализации имущества, полученного банками в результате обращения взыскания на заложенное имущество должника и оставления предмета залога за собой в соответствии со статьей 138 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ) в случае признания повторных торгов несостоявшимися.

Пунктом 4.1 статьи 138 Закона № 127-ФЗ предусмотрено, что в случае признания несостоявшимися повторных торгов конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, вправе оставить предмет залога за собой с оценкой его в сумме на десять процентов ниже начальной продажной цены на повторных торгах.

В пункте 3 статьи 154 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) установлено, что при реализации имущества, подлежащего учету с учетом уплаченного НДС, налоговая база по налогу определяется как разница между ценой реализуемого имущества, исчисляемой с учетом положений статьи 105.3 НК РФ, с учетом НДС и акцизов (для подакцизных товаров) и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок). Иными словами, в указанном случае налоговая база по НДС определяется как разница между ценой приобретения и ценой реализации.

В соответствии с пунктом 5 статьи 170 НК РФ банки имеют право включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы налога, уплаченные поставщикам по приобретаемым товарам (работам, услугам). При этом вся сумма налога, полученная ими по операциям, подлежащим налогообложению, подлежит уплате в бюджет.

Кроме того, согласно подпункту 5 пункта 2 статьи 170 НК РФ, банки, применяющие порядок учета НДС в соответствии с вышеуказанным пунктом 5 статьи 170 НК РФ, суммы налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, учитывают в стоимости таких товаров, в том числе основных средств и нематериальных активов, в случае если такие товары в дальнейшем реализуются банками до начала использования для осуществления банковских операций, для сдачи в аренду или до введения в эксплуатацию.

Следовательно, в случае если вышеуказанное приобретенное имущество подлежит реализации банком до момента его фактического использования и суммы НДС по указанному имуществу в расходы при налогообложении прибыли не включались, то данные суммы налога следует учитывать согласно порядку, предусмотренному подпунктом 5 пункта 2 статьи 170 НК РФ, т. е. включить в стоимость имущества. В связи с этим при реализации такого имущества налоговая база по НДС подлежит исчислению в соответствии с пунктом 3 статьи 154 НК РФ как разница между ценой приобретения и ценой реализации.

Напротив, в случае использования приобретенного имущества для осуществления банковских операций, сдачи в аренду или введения в эксплуатацию суммы НДС включаются в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций.

Вместе с тем, по сообщениям банков – членов АРБ, несмотря на наличие в действующем законодательстве вышеуказанных правил исчисления НДС с операций по реализации приобретенного залогового имущества, представители налоговых органов придерживаются иной позиции по данному вопросу.

С точки зрения налоговых органов (например, письма ФНС России от 10.11.2011 № ЕД-4-3/18801 и от 13.12.2012 № ЕД-4-3/21230, письмо УФНС России по Свердловской области от 09.06.2015 № 03-16/169220@), способ расчета налоговой базы при реализации залогового имущества, описанный в пункте 3 статьи 154 НК РФ, возможен только для имущества, в стоимость которого включен НДС на основании счетов-фактур. При получении имущества в результате обращения взыскания на заложенное имущество должника и оставления предмета залога за собой в случае признания повторных торгов несостоявшимися кредитным организациям счета-фактуры не предоставляются. Следовательно, по мнению налоговых органов, в этом случае у банков не имеется оснований для учета суммы НДС в стоимости имущества и применения порядка определения налоговой базы при реализации приобретенного имущества согласно пункту 3 статьи 154 НК РФ. Таким образом, получается, что при реализации такого имущества банки должны применять общий порядок определения налоговой базы по НДС, установленный в пункте 1 статьи 154 НК РФ, и рассчитывать налогооблагаемую базу по НДС со всей цены реализации, что в дальнейшем влечет за собой возникновение убытков от реализации.

Указанная позиция налоговых органов понятна с точки зрения борьбы с незаконным уклонением от уплаты НДС с помощью фирм-однодневок. Однако на практике в большинстве случаев должник (как организация, так и индивидуальный предприниматель) уплачивает НДС при покупке имущества, и поэтому фактически НДС взимается дважды.

Принимая во внимание изложенное, считаем возможным применение пункта 3 статьи 154 НК РФ также в случаях реализации имущества, принятого на учет без счетов-фактур, сумма НДС по которому не включалась в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, в частности, в случаях реализации предмета залога, оставленного банком-залогодержателем за собой в счет погашения долга в связи с признанием повторных торгов несостоявшимися. При наличии сомнений в том, что организация-должник оплачивала НДС, считаем возможным предоставить налоговым органам право проводить перекрестную проверку в кредитной организации и организации-должнике.

Просим Вас высказать официальную позицию Минфина России по вопросу, связанному с возможностью применения кредитными организациями пункта 3 статьи 154 НК РФ при реализации имущества, принятого на учет без счетов-фактур, сумма НДС по которому не включалась в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций.

С уважением,
Президент

Исп.: Митяшова Л. А., тел. (495) 691-50-53
Кинсбурская В. А., тел. (495) 691-81-21

25 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС18-21709 по кассационной жалобе администрации Нижнеломовского района Пензенской области на решения нижестоящих судов, удовлетворивших требования арбитражного управляющего о взыскании с администрации вознаграждения конкурсного управляющего, а также судебных расходов, понесенных в процедуре банкротства общества-должника.

Обстоятельства спора и решения арбитражных судов

В октябре 2016 г. ЗАО «Агропромторг» было признано несостоятельным, в его отношении была открыта процедура конкурсного производства, а конкурсным управляющим утвержден Василий Батраков.

На стадии конкурсного производства часть имущества должника, являющегося предметом залога, была реализована посредством продажи на торгах, оставшуюся часть залоговый кредитор оставил за собой.

В январе 2018 г. конкурсное производство завершилось, а Василий Батраков, ссылаясь на ст. 59 Закона о банкротстве, обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с районной администрации более 414 тыс. руб. вознаграждения конкурсного управляющего и 185 тыс. руб. судебных расходов.

Суды трех инстанций удовлетворили требования арбитражного управляющего. Ссылаясь на ст. 20.6, 20.7, 59 Закона о банкротстве и разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВАС от 17 декабря 2009 г. № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», суды исходили из наличия оснований для отнесения спорных расходов, в том числе на оценку заложенного имущества, на заявителя по делу о банкротстве должника в связи недостаточностью имущества последнего. Также они указали на отсутствие доказательств ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей. При этом довод администрации о нарушении конкурсным управляющим очередности погашения требований по текущим обязательствам, установленной ст. 138 Закона о банкротстве, был отклонен.

Не согласившись с решениями судов, районная администрация обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

ВС указал на несоответствие действий конкурсного управляющего закону

Рассмотрев материалы дела № А49-1694/2016, высшая судебная инстанция обратила внимание судов, что арбитражный управляющий в своих требованиях ссылался в том числе на то, что не возмещенными за счет имущества должника остались расходы на оценку заложенного имущества.

ВС напомнил, что поправками, внесенными 29 декабря 2014 г. в Закон о банкротстве, ст. 138 была дополнена п. 6, согласно которому расходы на содержание заложенного имущества и его реализацию на торгах, в том числе на обеспечение сохранности, оценку, публикацию сообщений о продаже и результатах проведения торгов, покрываются за счет вырученных от реализации предмета залога средств до их распределения конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном п. 1 и 2 указанной статьи закона.

Данная норма, указал Суд, направлена на защиту прав и законных интересов кредиторов, не обладающих залоговым статусом – как правило, они не получают удовлетворения своих требований от реализации заложенного имущества, – и обеспечивает баланс интересов всех кредиторов.

Высшая судебная инстанция отметила, что положения законодательства о банкротстве прямо не регулируют порядок погашения расходов на оценку заложенного имущества в случае, если залоговый кредитор оставил предмет залога за собой, поэтому, по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве это также является формой реализации заложенного имущества наряду с продажей на торгах.

ВС пришел к выводу, что исходя из положений п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, а также ст. 343 ГК РФ залогодержатель помимо суммы, размер которой определяется в соответствии с п. 1 и 2 ст. 138 Закона о банкротстве, обязан перечислить на специальный банковский счет денежные средства на возмещение расходов по содержанию предмета залога, а также иных расходов, связанных с его реализацией. «В рассматриваемом случае наличие непогашенных расходов на оценку заложенного имущества обусловлено действиями конкурсного управляющего, который при распределении поступивших от реализации предмета залога денежных средств не учел упомянутые положения Закона о банкротстве. Фактически данные расходы были переложены на незалогового кредитора (администрацию), что не согласуется с целями законодательного регулирования отношений несостоятельности», – резюмируется в определении.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов по данному делу и направил спор на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав на необходимость учесть его правовые позиции и определить сумму судебных расходов, подлежащую взысканию с администрации.

Адвокаты поддержали позицию ВС, но с оговорками

Комментируя «АГ» позицию ВС, адвокат «Санкт-Петербургской адвокатской коллегии Нарышкиных» Андрей Федорков отметил, что высшая судебная инстанция усмотрела нарушение прав незалогового кредитора вследствие неправильного применения норм Закона о банкротстве в части взыскания расходов на оценку заложенного имущества с кредитора. «Именно в этом контексте данное определение должно повлиять на формирование судебной практики в направлении защиты прав незалоговых кредиторов», – полагает он.

Эксперт добавил, что незалоговые кредиторы объективно находятся в неравной позиции относительно кредиторов-залогодержателей, которые могут удовлетворить свои требования при банкротстве должника за счет реализации с торгов предмета залога или его оставления за собой. «Не возьмусь утверждать, насколько такая проблема распространена, но она действительно имеет место, исходя, в том числе, из моей практики», – заключил Андрей Федорков.

Адвокат АБ «Синум АДВ» Андрей Амбарцумов в свою очередь отметил, что определение ВС фактически посвящено толкованию нормы, содержащейся в п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве: «Расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога до прочих выплат». Эксперт пояснил, что суды нижестоящих инстанций посчитали: поскольку предмет залога был в конечном итоге реализован не на торгах, а путем оставления предмета залога за залогодержателем, указанный пункт не должен учитываться при распределении вырученных средств. «При этом расходы на проведение торгов, в частности с оценкой имущества, предполагалось покрывать за счет средств, оставшихся после погашения требования залогового кредитора и кредиторов первой и второй очереди, в размере 5% от вырученной суммы. Поскольку этих средств на покрытие расходов не хватило, оставшееся бремя было возложено на заявителя по делу о банкротстве – районную администрацию», – добавил он.

При этом, добавил Андрей Амбарцумов, хотя с выводами ВС следует согласиться, разъяснения высшей судебной инстанции могли быть изложены более подробно и с использованием иных способов: «Так, ВС прибегнул к систематическому толкованию, указав, что п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве направлен на защиту прав и законных интересов не обладающих залоговым статусом кредиторов, и отметил, что оставление предмета залога за собой является формой реализации заложенного имущества по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве, не пояснив при этом, почему смысл данного пункта надлежит понимать именно так».

Между тем, полагает адвокат, систематическое толкование целесообразно использовать в тех случаях, когда смысл правовой нормы затруднительно уяснить непосредственно из ее содержания. «В иных ситуациях следует прибегать к филологическому и логическому способам толкования. На мой взгляд, в рассматриваемом споре вывод, который сделал ВС, следует непосредственно из текста п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, и прибегать к раскрытию его смысла через содержание других норм не требовалось, – пояснил Андрей Амбарцумов. – Если в начале данного пункта указано на расходы на реализацию предмета залога на торгах, то далее по тексту речь идет о средствах, поступивших от реализации предмета залога, уже без указания на торги. Тем самым законодатель отмечает, что реализация заложенного имущества возможна как посредством торгов, так и иными способами, и во всех случаях расходы на обеспечение сохранности предмета залога и проведение торгов должны покрываться за счет вырученных средств».

25 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС18-21709 по кассационной жалобе администрации Нижнеломовского района Пензенской области на решения нижестоящих судов, удовлетворивших требования арбитражного управляющего о взыскании с администрации вознаграждения конкурсного управляющего, а также судебных расходов, понесенных в процедуре банкротства общества-должника.

Обстоятельства спора и решения арбитражных судов

В октябре 2016 г. ЗАО «Агропромторг» было признано несостоятельным, в его отношении была открыта процедура конкурсного производства, а конкурсным управляющим утвержден Василий Батраков.

На стадии конкурсного производства часть имущества должника, являющегося предметом залога, была реализована посредством продажи на торгах, оставшуюся часть залоговый кредитор оставил за собой.

В январе 2018 г. конкурсное производство завершилось, а Василий Батраков, ссылаясь на ст. 59 Закона о банкротстве, обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с районной администрации более 414 тыс. руб. вознаграждения конкурсного управляющего и 185 тыс. руб. судебных расходов.

Суды трех инстанций удовлетворили требования арбитражного управляющего. Ссылаясь на ст. 20.6, 20.7, 59 Закона о банкротстве и разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВАС от 17 декабря 2009 г. № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», суды исходили из наличия оснований для отнесения спорных расходов, в том числе на оценку заложенного имущества, на заявителя по делу о банкротстве должника в связи недостаточностью имущества последнего. Также они указали на отсутствие доказательств ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей. При этом довод администрации о нарушении конкурсным управляющим очередности погашения требований по текущим обязательствам, установленной ст. 138 Закона о банкротстве, был отклонен.

Не согласившись с решениями судов, районная администрация обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

ВС указал на несоответствие действий конкурсного управляющего закону

Рассмотрев материалы дела № А49-1694/2016, высшая судебная инстанция обратила внимание судов, что арбитражный управляющий в своих требованиях ссылался в том числе на то, что не возмещенными за счет имущества должника остались расходы на оценку заложенного имущества.

ВС напомнил, что поправками, внесенными 29 декабря 2014 г. в Закон о банкротстве, ст. 138 была дополнена п. 6, согласно которому расходы на содержание заложенного имущества и его реализацию на торгах, в том числе на обеспечение сохранности, оценку, публикацию сообщений о продаже и результатах проведения торгов, покрываются за счет вырученных от реализации предмета залога средств до их распределения конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном п. 1 и 2 указанной статьи закона.

Данная норма, указал Суд, направлена на защиту прав и законных интересов кредиторов, не обладающих залоговым статусом – как правило, они не получают удовлетворения своих требований от реализации заложенного имущества, – и обеспечивает баланс интересов всех кредиторов.

Высшая судебная инстанция отметила, что положения законодательства о банкротстве прямо не регулируют порядок погашения расходов на оценку заложенного имущества в случае, если залоговый кредитор оставил предмет залога за собой, поэтому, по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве это также является формой реализации заложенного имущества наряду с продажей на торгах.

ВС пришел к выводу, что исходя из положений п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, а также ст. 343 ГК РФ залогодержатель помимо суммы, размер которой определяется в соответствии с п. 1 и 2 ст. 138 Закона о банкротстве, обязан перечислить на специальный банковский счет денежные средства на возмещение расходов по содержанию предмета залога, а также иных расходов, связанных с его реализацией. «В рассматриваемом случае наличие непогашенных расходов на оценку заложенного имущества обусловлено действиями конкурсного управляющего, который при распределении поступивших от реализации предмета залога денежных средств не учел упомянутые положения Закона о банкротстве. Фактически данные расходы были переложены на незалогового кредитора (администрацию), что не согласуется с целями законодательного регулирования отношений несостоятельности», – резюмируется в определении.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов по данному делу и направил спор на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав на необходимость учесть его правовые позиции и определить сумму судебных расходов, подлежащую взысканию с администрации.

Адвокаты поддержали позицию ВС, но с оговорками

Комментируя «АГ» позицию ВС, адвокат «Санкт-Петербургской адвокатской коллегии Нарышкиных» Андрей Федорков отметил, что высшая судебная инстанция усмотрела нарушение прав незалогового кредитора вследствие неправильного применения норм Закона о банкротстве в части взыскания расходов на оценку заложенного имущества с кредитора. «Именно в этом контексте данное определение должно повлиять на формирование судебной практики в направлении защиты прав незалоговых кредиторов», – полагает он.

Эксперт добавил, что незалоговые кредиторы объективно находятся в неравной позиции относительно кредиторов-залогодержателей, которые могут удовлетворить свои требования при банкротстве должника за счет реализации с торгов предмета залога или его оставления за собой. «Не возьмусь утверждать, насколько такая проблема распространена, но она действительно имеет место, исходя, в том числе, из моей практики», – заключил Андрей Федорков.

Адвокат АБ «Синум АДВ» Андрей Амбарцумов в свою очередь отметил, что определение ВС фактически посвящено толкованию нормы, содержащейся в п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве: «Расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога до прочих выплат». Эксперт пояснил, что суды нижестоящих инстанций посчитали: поскольку предмет залога был в конечном итоге реализован не на торгах, а путем оставления предмета залога за залогодержателем, указанный пункт не должен учитываться при распределении вырученных средств. «При этом расходы на проведение торгов, в частности с оценкой имущества, предполагалось покрывать за счет средств, оставшихся после погашения требования залогового кредитора и кредиторов первой и второй очереди, в размере 5% от вырученной суммы. Поскольку этих средств на покрытие расходов не хватило, оставшееся бремя было возложено на заявителя по делу о банкротстве – районную администрацию», – добавил он.

При этом, добавил Андрей Амбарцумов, хотя с выводами ВС следует согласиться, разъяснения высшей судебной инстанции могли быть изложены более подробно и с использованием иных способов: «Так, ВС прибегнул к систематическому толкованию, указав, что п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве направлен на защиту прав и законных интересов не обладающих залоговым статусом кредиторов, и отметил, что оставление предмета залога за собой является формой реализации заложенного имущества по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве, не пояснив при этом, почему смысл данного пункта надлежит понимать именно так».

Между тем, полагает адвокат, систематическое толкование целесообразно использовать в тех случаях, когда смысл правовой нормы затруднительно уяснить непосредственно из ее содержания. «В иных ситуациях следует прибегать к филологическому и логическому способам толкования. На мой взгляд, в рассматриваемом споре вывод, который сделал ВС, следует непосредственно из текста п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, и прибегать к раскрытию его смысла через содержание других норм не требовалось, – пояснил Андрей Амбарцумов. – Если в начале данного пункта указано на расходы на реализацию предмета залога на торгах, то далее по тексту речь идет о средствах, поступивших от реализации предмета залога, уже без указания на торги. Тем самым законодатель отмечает, что реализация заложенного имущества возможна как посредством торгов, так и иными способами, и во всех случаях расходы на обеспечение сохранности предмета залога и проведение торгов должны покрываться за счет вырученных средств».

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 17 февраля 2017 г. N 309-ЭС16-17994

Судья Верховного Суда Российской Федерации Грачева И.Л., изучив по материалам истребованного дела кассационную жалобу Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Челябинской области (г. Челябинск) на постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.09.2016 по делу N А76-27390/2015,

Управление Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области (далее - Управление судебных приставов) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Челябинской области (далее - Управление Росимущества) о взыскании 1 037 744 руб. 93 коп.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено Федеральное агентство по управлению государственным имуществом.

Арбитражный суд Челябинской области решением от 21.03.2016, оставленным без изменения постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2016, отказал в иске.

Арбитражный суд Уральского округа постановлением от 06.09.2016 отменил решение от 21.03.2016 и постановление от 26.05.2016 и удовлетворил иск.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Управление Росимущества, ссылаясь на нарушение судом округа норм материального и процессуального права, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре постановления окружного суда от 06.09.2016, в котором просит отменить постановление от 06.09.2016 и оставить в силе решение суда первой инстанции от 21.03.2016 и постановление апелляционного суда от 26.05.2016.

Дело 26.12.2016 истребовано из Арбитражного суда Челябинской области.

Согласно пунктам 1 и 2 части 7 статьи 291.6 АПК РФ по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит либо определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, либо о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Изучив материалы дела и приведенные в жалобе доводы, судья Верховного Суда Российской Федерации считает, что имеются основания для передачи кассационной жалобы Управления Росимущества вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как установили суды, и следует из материалов дела, судебный пристав- исполнитель на основании исполнительного листа от 25.02.2014 АС N 006669594 постановлением от 07.03.2014 N 13587/14/20/74 возбудил исполнительное производство в отношении должника - открытого акционерного общества "Сигнал".

В связи с неисполнением должником требования исполнительного документа в срок, предусмотренный для добровольного исполнения, судебный пристав-исполнитель 10.04.2014 вынес постановление о наложении ареста на имущество должника и составил акт о наложении ареста (описи имущества), включающий приложение N 1 с указанием стоимости имущества.

По заказу Управления судебных приставов от 15.12.2014 общество с ограниченной ответственностью "Профи Оценка" (далее - ООО "Профи Оценка") осуществило оценку рыночной стоимости нежилой недвижимости должника (комплекс недвижимого имущества, состоящий из пяти нежилых зданий, четырех сооружений и земельного участка), и 15.01.2015 составило отчет об оценке рыночной стоимости недвижимости, согласно которому рыночная стоимость имущества составила 28 449 765 руб. (из которых 20 827 092 руб. - стоимость участка) без налога на добавленную стоимость (далее - НДС).

Судебный пристав-исполнитель постановлением от 27.01.2015 принял результаты оценки на основании отчета ООО "Профи Оценка", а постановлением от 11.02.2015 передал Управлению Росимущества арестованное имущество для реализации на открытых торгах по месту нахождения арестованного имущества в форме аукциона, указав стоимость имущества (28 449 495 руб.) без учета НДС.

В связи с тем, что имущество не было реализовано на первоначальных торгах ввиду отсутствия заявок, судебный пристав-исполнитель по правилам части 10 статьи 87 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" постановлением от 12.05.2015 снизил стоимость арестованного имущества на 15%, то есть до 24 182 070 руб. 75 коп.

По результатам проведенных торгов победителем стал Чистов Станислав Михайлович, с которым Управление Росимущества 13.07.2015 заключило договор купли-продажи N 54-226 имущества по цене 25 391 173 руб. 75 коп. В договоре купли-продажи не указано, что цена имущества не включает НДС. Имущество передано покупателю, который перечислил его стоимость Управлению Росимущества.

Вырученные денежные средства за вычетом НДС Управление Росимущества перечислило на депозитный счет Межрайонного специализированного отдела судебных приставов по юридическим лицам Управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области, а сумму НДС перечислило в федеральный бюджет, поскольку должник является плательщиком НДС, а Управление Росимущества как организатор торгов - налоговым агентом.

Управление судебных приставов обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании с Управления Росимущества денежных средств в размере суммы НДС (1 037 744 руб. 93 коп.), начисленного на стоимость объектов недвижимости за исключением земельного участка (с учетом уточнения требований), ссылаясь на следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) при реализации товаров налоговые агенты дополнительно к цене реализуемых товаров обязаны предъявить к оплате покупателям соответствующую сумму НДС, который с операции по реализации имущества должника должен быть уплачен в бюджет организацией, проводившей торги, поскольку налоговым агентом в данном случае выступает организатор торгов.

Так как должник является плательщиком НДС и в постановлении судебного пристава-исполнителя о передаче данного имущества на реализацию его стоимость определена без учета НДС, то при продаже имущества Управление Росимущества по правилам пункта 4 статьи 173 НК РФ должно было увеличить стоимость продаваемого на торгах имущества на сумму НДС. Между тем Управление Росимущества выставило на торги и продало имущество должника, не увеличив его цену на НДС. В договоре купли-продажи цена имущества также указана без НДС. Поскольку Управление Росимущества не увеличило стоимость проданного имущества на сумму НДС, оно должно перечислить на счет службы судебных приставов все вырученные от продажи денежные средства.

Перечисление денежных средств, вырученных от продажи имущества должника, не в полном размере, препятствует службе судебных приставов осуществить государственную функцию по принудительному исполнению судебных актов, и создает потенциальную угрозу для взыскания убытков со службы судебных приставов по искам взыскателей по исполнительному производству либо собственника имущества (должника).

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, руководствуясь статьями 105.3, 146, 161, 164, 168 НК РФ, статьей 3 Федерального закона от 29.07.1998 N 35-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации (далее - Закон N 135-ФЗ) разъяснениями, приведенными в пункте 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.05.2014 N 33 "О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость" (далее - Постановление N 33), пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска, исходя из следующего.

Управление Росимущества - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий в числе прочих функции по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных решений, в силу пункта 4 статьи 161 НК РФ является налоговым агентом, который обязан исчислить и удержать НДС с операций по реализации на территории Российской Федерации имущества, реализуемого по решению суда и являющегося объектом налогообложения.

Статьей 3 Закона N 135-ФЗ предусмотрено, что под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Рыночная стоимость не включает в себя НДС и является величиной, формируемой рынком и не зависит от применяемой системы налогообложения собственником объекта оценки или его покупателем. В случае, если собственник или покупатель объекта оценки являются плательщиком НДС, предполагается, что данный налог входит в определенную величину стоимости, приобретаемого покупателем имущества.

Управление Росимущества должно обеспечивать исчисление и удержание НДС, принимая за налоговую базу оценку имущества, указанную в постановлении судебного пристава-исполнителя либо в решении суда. Судебному приставу-исполнителю следует указывать в процессуальных документах о распределении вырученных от продажи имущества денежных средств.

Самостоятельное завышение Управлением Росимущества начальной продажной цены имущества могло значительно ограничить круг потенциальных покупателей, поскольку имущество было бы предложено по цене, превышающей рыночную стоимость, и могло послужить причиной отсутствия заявок на участие в торгах.

Начальная продажная цена имущества соответствует рыночной цене имущества, которая включает в себя подлежащие уплате продавцом имущества налоги. Поскольку стоимость реализованного имущества определена в договоре купли-продажи без НДС, Управление Росимущества как организатор торгов исполнило обязанность по удержанию НДС из продажной цены реализуемого имущества.

Окружной суд, посчитав, что суды первой и апелляционной инстанций неправильно применили нормы материального права, а именно статьи 105.3, 146, 161, 164, 168 НК РФ и разъяснения, приведенные в пункте 17 Постановления N 33, отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и взыскал с Управления Росимущества в пользу судебного пристава-исполнителя 1 037 744 руб. 93 коп.

Суд округа сделал следующие выводы: Управление Росимущества как налоговый агент обязано было дополнительно к цене реализуемых товаров предъявить к оплате покупателям соответствующую сумму налога; поскольку Управление Росимущества этого не сделало, в договоре купли-продажи от 13.07.2015 стоимость реализованного имущества определена без НДС, то удержание ответчиком денежных средств в виде НДС из стоимости проданного на торгах имущества неправомерно.

В кассационной жалобе Управление Росимущества просит отменить постановление от 06.09.2016 и оставить в силе решение от 21.03.2016 и постановление от 26.05.2016, приведя в числе прочих следующие доводы.

Арбитражный суд Уральского округа неправильно применил положения статей 164, 168 НК РФ и статьи 3 Закона N 135-ФЗ.

Управление Росимущества должно обеспечивать исчисление и удержание НДС, принимая за налоговую базу оценку имущества, указанную в постановлении судебного пристава-исполнителя либо решении суда, а судебный пристав-исполнитель должен обеспечить указание в процессуальных документах о распределении взысканных денежных средств и сведений о порядке распределения денежных средств, вырученных от реализации имущества должник.

Суды первой и апелляционной инстанций правильно указали, что самостоятельное завышение Управлением Росимущества начальной продажной цены имущества могло значительно ограничить круг потенциальных покупателей, поскольку имущество было бы предложено к продаже по цене, превышающей рыночную стоимость, включающую в себя подлежащие уплате продавцом имущества налоги.

При определении стоимости спорного имущества эксперт указал, что его рыночная стоимость не включает в себя величину НДС как отдельного элемента. Рыночная стоимость является величиной, формируемой рынком, и не зависит от системы налогообложения, применяемой собственником или покупателем объекта оценки. Оценщик, не являясь специалистом в области налогообложения, опередил рыночную стоимость, то есть тот размер денежных средств, который согласится покупатель отдать за объект оценки. Данный размер был снижен судебным приставом-исполнителем на 15% ввиду отсутствия покупателей.

Учитывая специфические свойства арестованного имущества, механизм реализации арестованного имущества по цене, на 18% превышающей рыночную стоимость, определенную оценщиком, приведет к невозможности исполнения государственных функций по реализации арестованного имущества. Арестованное имущество, стоимость которого будет превышать на 18% среднюю рыночную, не сможет конкурировать с аналогичными объектами, предлагаемыми рынком.

Продав на торгах имущество должника, являющегося плательщиком НДС, по рыночной цене, Управление Росимущества как налоговый агент правомерно удержало из вырученной денежной суммы НДС и перечислило его в федеральный бюджет.

Приведенные в жалобе Управления Росимущества доводы о существенном нарушении окружным судом норм материального права, которые повлияли на исход настоящего дела, заслуживают внимания, в связи с чем жалобу вместе с дело следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.6, 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

жалобу Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Челябинской области передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Назначить рассмотрение кассационной жалобы в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации на 30 марта 2017 года на 10 часов 30 минут в помещении суда по адресу: Москва, Поварская улица, дом 15, зал N 3048 (подъезд 5).

Основной вид деятельности предприятия – предоставление ломбардами краткосрочных кредитов под залог движимого имущества и скупка имущества у населения. Подлежит ли налогообложению НДС выручка от реализации предметов залога?

На наш взгляд, независимо от того, что обороты по реализации предметов залога признаются объектом налогообложения, они не приводят к обязанности по уплате НДС ломбардами, поскольку согласно
ст. 38 НК РФ такая обязанность предписана для лиц, признаваемых налогоплательщиками. А согласно ст. 143 НК РФ граждане не являются плательщиками НДС. В этом случае на каком основании ломбарды при реализации заложенного имущества физических лиц должны платить НДС?

Согласно п.п. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признается, в частности, реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога.

П. 2 ст. 154 НК РФ установлено, что при передаче права собственности на предмет залога залогодержателю при неисполнении обеспеченного залогом обязательства налоговая база определяется как стоимость указанных товаров, исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 40 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них НДС.

Исходя из этих положений НК РФ налоговики делают вывод о том, что объектом обложения НДС является вся сумма выручки, полученная от реализации предметов залога.

П. 1 ст. 156 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщики при осуществлении предпринимательской деятельности в интересах другого лица на основе договоров поручения, договоров комиссии либо агентских договоров определяют налоговую базу по НДС как сумму дохода, полученную ими в виде вознаграждений (любых иных доходов) при исполнении любого из указанных договоров.

В соответствии со статьями 971, 990 и 1005 ГК РФ по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия; по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента; по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

На основании п. 1 ст. 334 ГК РФ и ст. 1 Закона РФ от 29.05.1992 г. № 2872-1 «О залоге» залогом является способ обеспечения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, предусмотренными законом.

Принятие от граждан в залог движимого имущества, предназначенного для личного потребления, в обеспечение краткосрочных кредитов может осуществляться в качестве предпринимательской деятельности специализированными организациями-ломбардами.

Согласно п. 5 ст. 358 ГК РФ в случае невозвращения в установленный срок суммы кредита, обеспеченного залогом вещей в ломбарде, ломбард вправе на основании исполнительной надписи нотариуса по истечении льготного месячного срока продать это имущество в порядке, установленном для реализации заложенного имущества (пункты 3, 4, 6 и 7 ст. 350 ГК РФ).

После этого требования ломбарда к залогодателю (должнику) погашаются, даже если сумма, вырученная при реализации заложенного имущества, недостаточна для их полного удовлетворения.

Поскольку реализация залогодержателем (ломбардом) заложенного имущества осуществляется не по поручению залогодателя, а на основании удовлетворения требования залогодержателя, то, по мнению налоговой службы и Минфина РФ, при реализации ломбардами предметов залога, в том числе невостребованных, объектом обложения НДС является вся сумма выручки, полученная от реализации этих предметов залога.

Обратите внимание!

Согласно дополнениям, внесенным в ст. 156 НК РФ Федеральным законом РФ от 22.07.2005 г. № 119-ФЗ, с 1 января 2006 года налоговая база при реализации залогодержателем в установленном законодательством Российской Федерации порядке предмета невостребованного залога, принадлежащего залогодателю, определяется по правилам ст. 156 НК РФ.

Налоговая база в данном случае определяется как сумма дохода, полученного налогоплательщиком в виде вознаграждений (любых иных доходов) при исполнении договора залога.

То есть налог нужно будет уплачивать не со всей суммы выручки от реализации залога, а только с суммы дохода в виде превышения суммы, вырученной от реализации заложенного имущества, над размером обеспеченного залогом требования залогодержателя.

С одной стороны, учитывая сегодняшние требования налоговиков, это положение в пользу ломбардов, так как налоговая база по НДС будет значительно меньше.

С другой стороны, требование налоговиков об уплате НДС при реализации ломбардами предметов залога подкреплено еще одной нормой НК РФ.

На сегодняшний день не существует однозначной арбитражной практики по данному вопросу.

Федеральные арбитражные суды Московского и Северо-Кавказского округов занимают следующую позицию.

В соответствии с п. 1 ст. 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе РФ, применяются в том значении, в котором они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено НК РФ.

П. 1 ст. 39 НК РФ реализацией товаров признает передачу на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары.

Для признания продажи ломбардом предметов залога реализацией в целях налогообложения необходимо, чтобы при продаже товаров произошел переход права собственности на него от одного лица другому.

В силу ст. 358 Гражданского кодекса РФ предметом деятельности ломбарда является выдача гражданам краткосрочных кредитов под залог движимого имущества, которое предназначено для личного потребления. Эта же норма предусматривает, что ломбард не вправе пользоваться и распоряжаться заложенными вещами.

Как следует из ст. 209 ГК РФ, собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, то есть права пользования и распоряжения являются необходимыми составляющими права собственности.

При получении ломбардом в залог имущества он не приобретает права собственности на это имущество.

Ст. 358 ГК РФ установлено, что в случае невозвращения в установленный срок суммы кредита, обеспеченного залогом вещей в ломбарде, ломбард вправе на основании исполнительной надписи нотариуса по истечении льготного месячного срока продать это имущество в порядке, установленном для реализации заложенного имущества (ст. 350 ГК РФ).

Следовательно, реализация заложенного имущества граждан на торгах, организованных ломбардом, не может рассматриваться как реализация им товара (работ, услуг) ввиду того, что ломбард не имеет права собственности на заложенное имущество.

Кроме того, необходимо учитывать, что целью реализации заложенного имущества на торгах является не получение ломбардом дохода, а погашение требований ломбарда к залогодателю.

При этом превышающая такие требования сумма, полученная от реализации имущества, подлежит возврату собственнику имущества — залогодателю (п. 6 ст. 350 ГК РФ).

В данном случае объект налогообложения по налогу на добавленную стоимость при реализации заложенного имущества возникает у залогодателя (при условии, чтобы он является плательщиком этого налога), а не у залогодержателя, реализующего его имущество.

В соответствии с налоговым законодательством физические лица не являются плательщиками налога на добавленную стоимость.

Ломбард оказывает финансовые услуги по предоставлению займа в денежной форме, которые в соответствии с п.п. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость.

При таких обстоятельствах у ломбардов отсутствует обязанность по уплате налога на добавленную стоимость.

(Постановление ФАС Московского округа от 18.11.2004 г. по делу № КА-А41/10756-04, ФАС Северо-Кавказского округа от 27.02.2003 г. по делу № Ф08-479/2003-169А)

Однако ФАС Уральского округа считает, что при реализации предметов залога ломбард обязан уплачивать НДС (постановление от 25.03.2003 г. по делу № Ф09-712/03-АК).

Таким образом, налогоплательщик может отстаивать свою позицию в этой неоднозначной ситуации только в суде.

Причем, учитывая различные мнения ФАСов разных округов, – только в Высшем Арбитражном Суде РФ, который, заметим, пока не создал прецедент по данному вопросу.

Читайте также: