Налогообложение доходов арбитражного управляющего

Опубликовано: 22.09.2022


Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Письмо Минфина России от 18 июля 2017 г. № 03-04-07/45582 О налогообложении доходов арбитражного управляющего

Департамент налоговой и таможенной политики рассмотрел письмо Федеральной налоговой службы от 18.05.2017 № БС-4-11/9323@ по вопросу обложения налогом на доходы физических лиц доходов арбитражного управляющего и сообщает следующее.

Согласно пункту 1 статьи 20 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет профессиональную деятельность, регулируемую указанным законом, занимаясь частной практикой.

Согласно пункту 1 статьи 20.6 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, а также на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

Суммы вознаграждений арбитражного управляющего в деле о банкротстве, а также суммы возмещения фактически понесенных арбитражным управляющим расходов в связи с исполнением обязанностей в деле о банкротстве, являются доходами арбитражного управляющего, полученными от деятельности в качестве арбитражного управляющего, и подлежат обложению налогом на доходы физических лиц в порядке, установленном главой 23 «Налог на доходы физических лиц» Кодекса.

Вместе с этим, в соответствии со статьей 221 Кодекса при исчислении налоговой базы лица, занимающиеся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой, имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой 25 «Налог на прибыль организаций» Кодекса.

Таким образом, арбитражный управляющий при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц вправе уменьшить сумму доходов, полученную от осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего в деле о банкротстве, на профессиональный налоговый вычет в сумме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в указанном деле о банкротстве.

Пунктом 1 статьи 252 главы 25 «Налог на прибыль организаций» Кодекса определено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, фактически произведенные и документально подтвержденные расходы могут быть включены арбитражным управляющим в состав профессиональных налоговых вычетов только в случаях, когда такие расходы понесены в целях осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего.

С учетом изложенного, расходы арбитражного управляющего на приобретение личного автомобиля, а также затраты на ОСАГО и КАСКО указанного автомобиля сами по себе не могут считаться расходами, непосредственно связанными с исполнением обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего в деле о банкротстве.

Соответственно, указанные расходы не могут включаться арбитражным управляющим в состав профессионального налогового вычета по налогу на доходы физических лиц.

Вместе с этим, если какие-либо расходы арбитражного управляющего, возникающие в связи с использованием его личного автомобиля, непосредственно связаны с исполнением им обязанностей в деле о банкротстве, то при наличии документального подтверждения их размера и осуществления в указанных целях они могут быть учтены в составе профессионального налогового вычета по налогу на доходы физических лиц.

Директор Департамента А.В. Сазанов

Обзор документа

Арбитражный управляющий при определении налоговой базы по НДФЛ вправе уменьшить сумму доходов, полученную от осуществления деятельности в качестве управляющего в деле о банкротстве, на профессиональный налоговый вычет в сумме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в указанном деле.

Сообщается, что расходы на приобретение личного автомобиля, а также затраты на ОСАГО и КАСКО сами по себе не могут считаться расходами, непосредственно связанными с исполнением обязанностей, возложенных на управляющего в деле о банкротстве. Соответственно, включить их в состав профессионального налогового вычета нельзя.

Однако если какие-либо расходы управляющего, возникающие в связи с использованием его личного автомобиля, непосредственно связаны с исполнением им обязанностей в деле о банкротстве, то они могут быть учтены в составе профессионального налогового вычета (при наличии документального подтверждения их размера и осуществления в указанных целях).

Редакция сайта klerk.ru «Клерк» — крупнейший сайт для бухгалтеров. Мы не берем денег за статьи, новости или скачивание документов. Мы делаем все, чтобы сделать работу бухгалтеров проще.
«Клерк» Рубрика НДФЛ

Из чего складывается вознаграждение, которое получит арбитражный управляющий в рамках его работы по делу о банкротстве? Из двух частей:

  • фиксированной суммы;
  • процента от суммы реализованного имущества.
Размеры фиксированных сумм и процентов закреплены в ст. 20.6 ФЗ №127.

Арбитражный управляющий является налогоплательщиком. А значит, на нем лежит обязанность по уплате налога на полученный им доход. Вопрос лишь в том, что именно считать доходом при получении вознаграждения указанным субъектом налогообложения?

Ответ на этот вопрос дал Минфин.

По мнению налоговиков, доходом будут считаться все суммы, полученные арбитражным управляющим в качестве вознаграждения. То есть и фиксированные, и те, которые сложились из процентов от реализованного имущества. А значит, с них необходимо уплатить подоходный налог. Кроме того, закон, регулирующий процедуру банкротства, позволяет финансовому управляющему истребовать с должников суммы, которые покрывают все понесенные им в связи с исполнением своих обязанностей расходы. Так вот, такие возмещения с точки зрения налоговых органов также являются доходом. Следовательно – облагаются подоходным налогом.

Совсем иная картина со средствами, которые выручены от продажи имущества должника. Финансовый управляющий имеет право открыть для этих целей отдельный расчетный счет. При этом он открывает его как обычное физическое лицо. Но если поступившие на этот счет средства затем распределяются по кредиторам, то есть используются в качестве расплаты по долгам должника, вот тогда они налогом облагаться не будут. Ведь их нельзя приравнивать к доходам арбитражного управляющего.

Управляющий партнер компании «Стороженко и Партнеры», арбитражный управляющий Сергей Стороженко напоминает, что подобное разъяснение Минфина уже было в 2015 году.

В документе также отмечалось, что доходами в рассматриваемом случае считаются и те суммы, которые арбитражный управляющий получил в качестве вознаграждения (вне зависимости от его вида), и суммы, которые ему удалось получить в качестве возмещения фактически понесенных расходов (которые были признаны таковыми в рамках исполнения обязанностей по банкротным делам). А потому полученные вышеуказанным образом денежные средства облагаются подоходным налогом по правилам, установленным для налогообложения физических лиц.

При этом арбитражный управляющий считается субъектом профессиональной деятельности и одновременно лицом, осуществляющим профессиональную деятельность через частную практику.

Каков механизм уплаты налогов в данном случае? На арбитражного управляющего действуют правила, закрепленные в п.5 ст.227 и п. 1 ст. 229 НК РФ. А потому, как только истекает налоговый год, не позднее 30 апреля он обязан подать в налоговый орган по месту регистрации налоговую декларацию. Ее форма – 3 НДФЛ. Декларировать свой доход арбитражный управляющий должен самостоятельно.

Сергей Стороженко так же отмечает, что многие его коллеги нередко задаются вопросом, а можно ли арбитражным управляющим уплачивать налог по так называемой «упрощенке»? Ответ на этот вопрос есть в Обзоре судебной практики ВС РФ N 2 за 2015 год (вопрос №8). Там отмечено, что закон не запрещает арбитражным управляющим быть индивидуальными предпринимателями. Как известно, ИП широко используют в своей деятельности использовать именно «упрощенку». Но Закон о банкротстве ставит четкую грань между предпринимательской и профессиональной деятельностью арбитражного управляющего.

Другими словами, управляющий, который одновременно является еще и ИП, не может осуществлять именно свои «банкротные» профессиональные обязанности в рамках данного статуса. Соответственно, доходы, которые он получил в результате осуществления предпринимательской деятельности и вознаграждения, получаемые им же, но уже в результате его трудов в роли арбитражного управляющего, должны разграничиваться. Следовательно, к последним из названных доходов уже не может применяться «упрощенка».

Арбитражная управляющая — о своей работе и доходах

В рубрике «Познакомьтесь» мы пишем о людях, которые выбрали не самый очевидный способ зарабатывать или тратить деньги.

В этом выпуске — арбитражная управляющая. Это тот человек, что во время процедуры банкротства по назначению суда управляет деньгами должника, распродает его имущество и следит, чтобы он расплатился с кредиторами. Она рассказала, как проходит этот процесс и сколько можно на нем заработать, какие люди обычно становятся банкротами в России и почему их число растет.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Карьера

У меня два высших образования. Первое — юридическое, училась в Саратовской государственной академии права, окончила ее в 2002 году. Потом захотела поменять сферу — поступила в Финансовую академию (сейчас это университет) при правительстве РФ на специальность «бухучет, финансовый анализ, аудит».

Юристом работала с 2002 по 2019 год. Сначала в Саратове, в юридическом отделе строительной компании. Это была работа для начального уровня, я получала 3000 Р в месяц. Через два года прошла собеседование на должность главного юрисконсульта крупной консалтинговой компании в Москве. Через четыре года зарабатывала там 4000 $ и иногда, на усмотрение руководителя, получала премии в конверте. В 2007 году устроилась в юридический отдел очень крупного банка: мне нужен был белый доход, чтобы оформить ипотеку, сбережений на квартиру не хватало. Дослужилась до начальника отдела.

В 2014 году получила дополнительное образование в сфере антикризисного управления — это деятельность арбитражных управляющих, которых назначают в делах о банкротстве.

Такие курсы организовывают большинство крупных вузов, у которых есть соглашение с Росреестром. Обучение длится 780 часов, 6 месяцев. Я дистанционно училась в Высшей школе экономики, заплатила 56 000 Р . В конце сдала сложный квалификационный экзамен. Его принимает Росреестр, он проводится в очной форме — по билетам, в присутствии комиссии. В каждом билете — три вопроса по разным темам законодательства о банкротстве.

Потом было два года стажировки в саморегулируемой организации арбитражных управляющих (СРО). Это обязательный этап для начала работы, но он был лишь формальностью: от меня ничего не требовали, а я заплатила 10 000 Р .

Каждый арбитражный управляющий должен состоять в СРО, организация распределяет между нами работу. Всего в России примерно 50 СРО, в них состоят почти 20 тысяч арбитражных управляющих. Реально из них работают примерно 10 тысяч: остальные, по данным Росреестра, дисквалифицированы за нарушения в работе.

Я начала брать дела по банкротствам в ноябре 2016 года. Сначала совмещала: с 9:00 до 18:00 работала в банке, с 20:00 до полуночи занималась банкротствами. Чувствовала нестабильность своего положения на основной работе — и оказалась права: у банка отобрали лицензию, а всех сотрудников уволили.

Тогда мне повезло: довольно скоро бывший коллега предложил работу в многопрофильном холдинге. До марта 2019 года я руководила там корпоративной службой и получала 275 000 Р плюс годовой бонус в размере шести месячных окладов. По иронии судьбы холдинг обанкротился. После этого я переключилась на работу арбитражным управляющим, хотя всегда рассматривала это занятие как подработку.

Работа с банкротствами

Чтобы начать работать, нужно соответствовать большому количеству критериев: высшее образование, повышение квалификации, двухлетняя стажировка в СРО, двухлетний стаж работы на управленческой должности. Нельзя иметь судимости и числиться в реестре дисквалифицированных лиц налоговой службы — туда попадают люди, которые совершили административные правонарушения. Еще нужно вложить немало денег. На некоторые взносы СРО предоставила мне беспроцентную рассрочку на четыре года.

Расходы арбитражного управляющего

Я специализируюсь на банкротстве физических лиц и индивидуальных предпринимателей, иногда веду дела по юридическим лицам. Банкротство физлица проще и занимает меньше времени.

Во время процедуры банкрот не распоряжается своим имуществом и деньгами. Его банковские счета блокируются — каждый месяц я снимаю деньги и выдаю ему прожиточный минимум. Имущество тоже на время переходит в управление к арбитражному управляющему — в том числе то, что купили во время брака. Новые сделки с имуществом не регистрируются.

Моя задача — организовать продажу имущества банкротов, которое вошло в так называемую конкурсную массу, и рассчитаться с кредиторами.

Процесс

Все банкротства делятся на два типа: когда должник банкротит себя сам и когда его банкротит кредитор либо государство в лице налоговой службы — если есть долг по платежам в бюджет.

В апреле из-за пандемии правительство ввело мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов, но только для некоторых компаний и предпринимателей. Он действует до 7 января 2021 года и не распространяется на случаи, когда должник сам заявляет о своем банкротстве.

Подать в суд заявление о признании должника банкротом может любой кредитор при просрочке более трех месяцев. Банкротят граждан при крупной задолженности: от полумиллиона рублей в сумме.

Потом клиент — сам или через юриста — обращается в СРО, просит дать для банкрота управляющего и вносит на депозит арбитражного суда вознаграждение за его работу, 25 000 Р . Если должника банкротит государство или компания, платят они.

СРО анализирует, чьи компетенции подойдут в этом деле, и предлагает работу — нам несколько раз в неделю приходят письма со списком вариантов. Я их просматриваю и пишу, на что согласна.

Я сама определяю объем работы и решаю, сколько банкротов в какой месяц мне брать на сопровождение. Спрос на услуги управляющего превышает предложение, поэтому работа есть.

После того как арбитражный суд признает должника банкротом, управляющий начинает свою работу. Суд может ввести две процедуры: реструктуризацию долга или реализацию имущества.

Реализация имущества. Если суд отказывается принять план реструктуризации, вводится процедура реализации имущества. Тут задача финансового управляющего — найти имущество банкрота в реестре и продать, чтобы погасить долг. Еще он проводит финансовый анализ деятельности гражданина за три года, проверяет подозрительные сделки.

Иногда должники перед банкротством пытаются вывести имущество из владения, чтобы сохранить его, — например дарят родственнику. Это плохая идея: информация обо всех сделках должника будет отражена в выписке из ЕГРН, которую обязательно запросит финансовый управляющий. Закон о банкротстве позволяет нам оспорить сделку и вернуть имущество в конкурсную массу. Еще управляющий может сделать вывод о признаках преднамеренного или фиктивного банкротства.

Преднамеренное банкротство — это когда должник умышленно ухудшает свое положение, чтобы его признали банкротом. Например, один гражданин обратился в фирму, которая специализируется на помощи заемщикам в получении кредитов. Они ему помогли подготовить и подать заявки одновременно в большое количество банков. Он прошел проверку как надежный заемщик — семь банков одобрили ему кредит. В течение нескольких дней он обналичил деньги со своих ссудных счетов. Пропал, по кредитам не платил, а через полгода подал в суд на банкротство. Поскольку должник не смог объяснить, куда он потратил кредитные средства и почему сразу после получения кредитов уволился с работы, суд сделал вывод о преднамеренном банкротстве.

Фиктивное банкротство — это когда должник подает на банкротство, желая освободиться от долгов, но при этом у него есть имущество, которого достаточно для удовлетворения требований кредиторов. Арбитражный управляющий обязан сообщить об этом суду, а если есть основания — и в правоохранительные органы. Должнику это грозит административной или уголовной ответственностью.

Для поиска имущества мы пишем запросы в банки и органы, которые регистрируют квартиры, дачи, земельные участки, плавательные средства, самоходную и авиатехнику, патенты. На эти запросы нам должны ответить в течение семи дней. Продавать для погашения долга нельзя единственное жилье, вещи индивидуального пользования вроде одежды и обуви, имущество, которое нужно для профессиональной деятельности, продукты, призы и государственные награды. Но, например, если квартира в ипотеке, то ее могут выставить на продажу.

Бывают сложные случаи: если старая стиральная машинка стоит меньше 10 тысяч рублей, то продавать ее смысла нет, потому что расходы на продажу превысят сумму дохода. А если речь идет о дизайнерской мебели стоимостью выше 10 тысяч рублей, финансовый управляющий обязан ее продать.

Оценку имущества проводит финансовый управляющий, а если оно залоговое, цену и порядок продажи определяет залоговый кредитор. Имущество стоимостью до 100 тысяч рублей можно продавать напрямую: публиковать объявления в едином федеральном реестре сведений о банкротстве или на «Авито» и заключать договор купли-продажи. Все остальное выставляется на торги.

Торги проходят онлайн, на специальных лицензированных торговых площадках. На первом этапе цена растет согласно шагу аукциона. Если покупатель не нашелся, на втором этапе идет первое понижение цены, как правило на 10%. Если и после второго этапа имущество не продано, финансовый управляющий переходит к публичным торгам на специальных электронных площадках — тогда цена последовательно снижается до минимальной. Иногда она падает на 80—90% . Есть предприниматели, которые профессионально занимаются скупкой имущества с торгов и перепродажей.

После продажи имущества и завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий представляет в арбитражный суд подробный отчет. Это важный этап: там содержатся сведения о конкурсной массе, реализации имущества должника, требованиях кредиторов и проценте их удовлетворения. Обычно этот процент невысок. Бывает, что кредиторы получают 70—100% , но редко.

Самое большое требование кредиторов в моей практике — 12 млн рублей. Погашения не было, дело завершилось освобождением должника от кредитных обязательств.

Но есть обязательства, на которые банкротство не распространяется: возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, выплата зарплаты или выходного пособия, возмещение морального вреда или алименты. Их банкроту все равно придется выплачивать.

Заседания

Я планирую свой график примерно на месяц вперед, отталкиваясь от назначенных судебных заседаний. Хожу в суд только на важные: финальные отчеты, оспаривание сделок. По всем остальным судебным спорам заранее пишу в суд свою позицию и прошу рассмотреть в мое отсутствие. В среднем хожу на 7—10 заседаний в месяц.

В эти дни не планирую других дел: заседания в арбитражных судах задерживаются, приходится долго ждать своей очереди в коридоре. Мой рекорд — пять часов. В среднем на одно дело отводится 3—5 минут. Этого не хватает, но суды перегружены, особенно в Москве и Московской области. В день у судьи может быть более 50 заседаний. Понятно, что по факту судьи рассматривают дела дольше — и график съезжает.

Самая острая проблема — относительная нестабильность законодательства. Есть закон о банкротстве, по которому мы все работаем. Но есть еще и Верховный суд, который дает разъяснения о применении судами норм закона. Порой эти разъяснения в корне меняют трактовку закона. Нужно постоянно быть в тонусе, отслеживать судебную практику и все изменения.


Нередкая ситуация - компания, не добившись от фирмы-должника денег, решает ее обанкротить. Далее в действие вступает стандартный алгоритм: пишется заявление, оплачивается госпошлина, вводится процедура банкротства и назначается арбитражный управляющий. К сожалению, в большинстве случаев процедура банкротства оказывается не только длительной, но и затратной. Но как быть, если у должника не находят имущества? Кто в этом случае должен оплачивать услуги арбитражного управляющего и понесенные им расходы? Давайте разбираться…

В каком случае возможен иск и что взыщет арбитражный управляющий?

Согласно Федеральному Закону от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», расходы на процедуру банкротства, которые несет арбитражный управляющий (сюда входят госпошлина, публикации в ЕФРСБ и газете «Коммерсантъ», услуги привлеченных оценщиков, аудиторов, бухгалтера, юриста), а также начисленное вознаграждение компенсируются ему приоритетно перед всеми кредиторами за счет имущества банкрота. Но если у должника денег мало или вовсе нет, то расходы и выплата вознаграждение для арбитражного управляющего лягут на плечи заявителя по делу о банкротстве.

Процедура следующая: после завершения или прекращения финальной процедуры банкротства, управляющий подсчитывает свой начисленный гонорар (от 15 тыс. руб. до 45 тыс. руб. ежемесячно в зависимости от процедуры) и понесенные расходы, после чего подает заявление на взыскание денег с кредитора, подавшего заявление на банкротство.

Размер этих притязаний может быть от нескольких сотен тысяч до миллионов рублей. Кредитору, не получившему свои деньги в ходе банкротства, обидно терять деньги еще и на этом. Можно ли защититься от этих расходов? Для этого есть несколько путей, которые мы сейчас и разберем.

На что стоит обратить внимание?

    Установление лимита на финансирование банкротного процесса.

Выход кредитора из процедуры банкротства.

По смыслу норм гражданского законодательства право или требование, принадлежащее кредитору, может быть передано другому лицу по сделке (уступка требования) – договору уступки требования или цессии. Так, согласно п.1 ст.382 ГК РФ «Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу», право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

После перехода требования кредитора к другому лицу по договору цессии непосредственно в ходе банкротства суд заменяет заявителя новым кредитором – заявителем. К нему переходят обязанности по погашению задолженности перед арбитражным управляющим.

Следовательно, если кредитор не определял лимит финансирования при подаче заявления на банкротство, а платить за процесс банкротства он не готов, то он может на любом этапе банкротства продать свои денежные требования другому лицу. На это лицо и перейдут обязанности по инвестированию денег в процедуру банкротства. Отвечать деньгами перед арбитражным управляющим также будет новый кредитор.

Но у варианта, при котором кредитор уступает права требования задолженности постороннему лицу, покидает процесс и утрачивает обязанность по компенсации расходов и вознаграждения арбитражному управляющему есть и свои особенности. Например:

  • покупатель не должен быть связан с продавцом (быть аффилированным с ним).
  • новый кредитор должен быть платежеспособным и не являться банкротом.
  • договор цессии обязательно должен содержать правило о переходе обязанностей заявителя по финансированию процесса банкротства к новому кредитору.
  • должна быть проведена официальная оплата реальной стоимости за уступку прав.

Но есть значительный риск, ведь подписание договора о передаче прав и обязанностей новому кредитору, которое произошло именно после обращения арбитражного управляющего с ходатайством об окончании банкротства, может считаться мнимой сделкой и злоупотреблением своим правом. Пренебрежение этими условиями повлечет признание судом перехода обязанностей на новое лицо незаконным и взыскание расходов по делу банкротство с первоначального кредитора (см. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.08.2019 г. по делу № А19-13961/2013).

Сокращаем расходы управляющего

Представим ситуацию: лимит расходов на финансирование не определен, нового кредитора для уступки прав и обязанностей найти не удалось, а иск о взыскании расходов от арбитражного управляющего к Вам уже предъявлен. Платить придется, но можно ли уменьшить эту сумму? Да, но для этого необходимо заявить суду о снижении размера вознаграждения и расходов. Например, если суд установит несоразмерность взыскиваемой суммы вознаграждения объему работы, выполненной арбитражным управляющим, то вознаграждение будет снижено (см. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.06.2019 г. по делу № А67-4549/2013).

Есть один важный момент: если арбитражный управляющий обнаружил факт недостаточности имущества у должника для погашения расходов по делу о банкротстве, то он не вправе нести такие расходы самостоятельно в расчете на последующее возмещение их заявителем[12]. В этом случае закон предписывает обязанность управляющему обратиться в суд с заявлением о прекращении производства по делу.

Таким образом, если антикризисный управляющий не обратился с таким ходатайством о прекращении процедуры банкротства, то он не вправе нести расходы и начислять вознаграждение и не может полагаться на их взыскание. Также в споре с арбитражным управляющим следует заявить об их несоразмерности объему выполненной работы и, например, обязать управляющего предоставить перечень выполненной работы с помесячной разбивкой по дням (см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.09.2020 г. по делу № А57-10154/2016).

Также вознаграждение и расходы будут снижены, если суд признавал незаконными действия или бездействие арбитражного управляющего, признавал необоснованными понесенных им за счет должника расходов, или недействительными совершенные им сделки. Эти обстоятельства могут быть установлены как при взыскании управляющим вознаграждения и расходов с заявителя, так и в отдельном споре по жалобе кредитора на управляющего.

Взыскиваем с должника, а не с кредитора

Процедура банкротства может быть прекращена по любому основанию, предусмотренному законом, и даже в случае погашения всего реестра требований кредиторов третьим лицом - благодетелем. Но и в этом случае арбитражный управляющий может обратиться с требованием к инициатору банкротной процедуры (кредитору). Правда, суды в большинстве случаев отказывают в удовлетворении требований, обращая внимание на надлежащего ответчика – должника.

Почему так происходит? Дело в том, что после прекращения подобной процедуры банкротства юрлицо никуда не исчезает, у него и у его контролирующих лиц есть имущество и материальные ценности и арбитражный управляющий может взыскать вознаграждение и расходы с самого должника как с действующего предприятия, а не с заявителя по делу.

Налог на прибыль в банкротстве организаций: платить или нет

Руководитель практики разрешения споров A.T.LEGAL Михаил Чернышев подготовил для «Русбанкрота» интересный материал о правоприменении уплаты налога на прибыль при банкротстве. Нужно ли его платить и как обстоят дела в реальных кейсах?

Одним из актуальных и спорных практических проблем в банкротстве организаций является вопрос, должен ли конкурсный управляющий платить налог на прибыль с реализации имущества должника. Мнения профессионалов здесь расходятся.

Если опираться строго на букву закона, то налог на прибыль подлежит уплате. В налоговом законодательстве есть специальные оговорки, что не подлежат налогообложению доходы гражданина-банкрота от продажи имущества (п. 63 ст. 217 НК РФ), что не признаются объектом налогообложения НДС операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников (п. 15 ч. 2 ст. 146 НК РФ). При этом в законе отсутствуют специальные указания об освобождении от налога на прибыль выручки от продажи имущества организаций-банкротов.

Описанный разнонаправленный подход законодателя вызывает недоумение.

Понятна и ожидаема позиция налоговых органов, выраженная, например, в письме ФНС России от 24.08.2017 № СД-4-3/15984@: выручка от реализации имущества должника-организации с публичных торгов (в том числе в случае оставления залогодержателем предмета залога за собой) признается доходом от реализации, полученным залогодателем в дату передачи имущества приобретателю, то есть подлежит обложению налогом на прибыль.

Основательно проблема была проанализирована в 2017 году Виктором Бациевым (с 2009 по 2014 год судья и председатель судебного состава ВАС РФ, с 24 января 2020 года заместитель руководителя ФНС РФ). Бациев пришел к выводу, что налог на прибыль при реализации имущества организации-банкрота возникает, но не согласился с этим порядком в принципе, как нарушающим основные начала налогообложения, закрепленные в ст. 3 НК РФ, как экономическая обоснованность налогообложения и фактическая способность налогоплательщика к уплате.

Бациев не согласился также с тем, что с 2009 года налог на прибыль стал признаваться текущим требованием, выигрывая у реестровых кредиторов и уменьшая процент удовлетворения их требований.

На практике часть арбитражных управляющих исчисляют и уплачивают налог на прибыль с полученных от реализации имущества организаций-должников денежных средств. Многие этого не делают, иногда просто не задумываясь об этой стороне процедуры и не просчитывая возможных негативных последствий для себя лично.

Удивительно, но налоговые органы также редко обращают внимание на теоретическую возможность повышения собираемости налогов за счет налога на прибыль организаций-должников, и практика привлечения к налоговой ответственности за нарушения в этой сфере скудная. Однако не все так шатко и безнадежно.

Блестящее постановление вынес 21 октября 2019 года Арбитражный суд Дальневосточного округа по делу № А51-17152/2017, определивший, что требование об уплате налога на прибыль, возникшее в связи с реализацией имущества должника в рамках процедуры банкротства не должно удовлетворяться преимущественно перед непогашенными требованиями кредиторов третьей очереди.

При вынесении постановления суд округа руководствовался базовыми принципами добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), налогообложения (ст. 3, 41 НК РФ), нормами банкротного законодательства о текущих платежах и порядке удовлетворения требований, заявленных после закрытия реестра (ст. 5, 134, 142 Закона о банкротстве) и приоритетом специального закона (Закона о банкротстве) над общим (НК РФ) (постановление Конституционного Суда от 29.06.2004 № 13-П).

Суд округа мотивировал свое постановление тем, что налог на прибыль взимается с учетом величины доходов, полученных налогоплательщиком от ведения той деятельности, конечной целью которой является получение прибыли.

Процедура конкурсного производства (реализации имущества) не направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг – она предполагает завершение хозяйственной деятельности предприятия, формирование конкурсной массы, ее реализацию и расчеты с кредиторами.

Исчисление и уплата текущих налогов, связанных с продажей имущества должника, приводит лишь к наращиванию кредиторской задолженности и не отвечает целям конкурсного производства, направленным на получение максимальной выгоды от реализации имущества банкрота и соразмерное удовлетворение за счет вырученных средств требований кредиторов. Обложение дохода налогом на прибыль в силу статьи 41 НК РФ возможно при условии признания этого дохода экономической выгодой получателя такого дохода, тогда как продажа имущества должника в рамках процедуры банкротства производится для выручки средств и погашения имеющейся задолженности перед кредиторами, что не соответствует критериям понятия дохода, учитываемого для целей налогообложения по смыслу норм НК РФ. Текущие требования возникают при совершении расходов, необходимых для осуществления процедуры банкротства. Взимание налога на прибыль с дохода, формально образуемого в связи с реализацией имущества должника, является не необходимой предпосылкой, а следствием, в силу чего возложение указанной обязанности не может приводить к возникновению требования, квалифицируемого как текущее.

В результате суд определил, что уплата налога на прибыль производится за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника.

Судья ВС РФ И.А. Букина с постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа согласилась.

Аплодисменты судьям Арбитражного суда Дальневосточного округа! Браво! Вопреки буквальному содержанию закона, но исходя из общих принципов. Такое встречается не часто.

Логика Закона о банкротстве в Дальневосточном округе восстановлена. Ведь по смыслу данного документа превалирующими являются интересы кредиторов, которым государство посредством установления прозрачной и справедливой процедуры банкротства должника должно максимально гарантировать восстановление их нарушенных имущественных прав.

Нашей задачей мы видим привлечение внимания и актуализация острого практического вопроса. Полагаем, что сложился устойчивый запрос практики на законодательное разрешение дилеммы об уплате налога на прибыль организаций-банкротов с продажи имущества. Эффективное правоприменение и обмен мнениями в рамках профессионального сообщества позволит всем заинтересованным сторонам прийти к консенсусу относительно наиболее оптимальных вариантов разрешения затронутой проблемы. Надеемся, позиция бизнеса и правоприменителей будет услышана законодателем.

Читайте также: