Оспаривание сделок налоговыми органами

Опубликовано: 01.02.2023

Право налоговой на оспаривание сделки

Законом РФ от 21 марта 1991 г. № 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации"и НК РФ предусмотрено право на обращение в суд с иском о признании сделки недействительной. Но является ли это право абсолютным? Имеются ли какие-то препятствия в его осуществлении? Насколько часто суды удовлетворяют подобные иски налоговых органов?

Итак. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 ноября 2012 г. № 8728/12.

Инспекция обратилась в арбитражный суд с иском к обществу "Сигма" и обществу "Лига Балтийских монтажников" о признании договора подряда от 27 июля 2009 г. № 10/07, заключенного между указанными юридическими лицами, недействительным в силу ничтожности данной сделки.

Основанием для обращения явилось: а) генеральный директор общества "Сигма" умер до подписания договора, акта приема-передачи выполненных работ; б) общество "Сигма" не имело реальной возможности для выполнения работ по договору.

Суды трех инстанций признали обоснованность требования налогового органа и признали ее недействительной.

ВАС РФ отменил судебные акты и отказал в иске налоговому органу.

1. Налоговые органы вправе заявлять в суд иски, если это право осуществляется ими в рамках выполнения задач по контролю за соблюдением налогового законодательства и если в результате удовлетворение такого требования будет иметь в качестве последствия определение должной квалификации отношений сторон с целью применения соответствующих данным отношениям налоговых последствий.

2. Так, налоговый орган в целях обеспечения поступления в бюджет налогов, может заявлять такие иски. Но ничтожные сделки и так не порождают последствий, поэтому налоговый орган оценить соответствующие налоговые последствия операций данных сделок может оценить и сам.

3. Налоговый орган вправе также самостоятельно изменять квалификацию сделок, статус и характер деятельности налогоплательщика.

4. При этом обоснованность таких действий по изменению квалификации может быть оценена в рамках налогового спора.

5. По сути, налоговый орган обратился в суд с иском по основанию ее совершения от имени Общества неустановленным лицом, а не в целях достижения поставленных перед органом задач.

6. Поэтому налоговый орган вышел за пределы своих полномочий, а, следовательно, иск подлежит оставлению без рассмотрения.

1. Суд указал, что право налогового органа на иск о признании сделки недействительной может реализовываться лишь постольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, определенных статьей 6 Закона РФ от 21 марта 1991 г. № 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации". Причем должна быть взаимосвязь между удовлетворением заявленного налоговым органом требования и реализацией задачи, стоящей перед этим самым налоговым органом.

Если мы верно поняли суд, то наличие у налогового органа иных полномочий при проведении налоговой проверки (как то переквалификация сделки) означает возможность достижения поставленной задачи и без обращения в суд. Если так, то означает ли это автоматический отказ налоговому органу? Нет, но наверно это повод задуматься о более серьезной аргументации обращения в суд с подобным иском при наличии у самих соответствующего права. Хотя подобное полномочие о переквалификации совместно с основанием обращением в суд (заключение сделки с неустановленным лицом) и приводит к отказу в иске.

2. Суд указал, что существует две группы причин для обращения в суд. Первые – позволяют налоговому органу подавать иски о признании сделки недействительной. Вторые – нет, не позволяют.

Причем в качестве вторых в рассматриваемом деле поименованы: а) заключение сделки от имени контрагента налогоплательщика неустановленным лицом; б) отсутствие у контрагента налогоплательщика реальной возможности исполнения обязательств по договору.

В качестве непоименованных можно назвать основания, используемые для определения необоснованной налоговой выгоды. Впрочем, может, мы хотим всего лишь выдавать желаемое за действительное?

Тем не менее, приятно было встретить, хотя и со ссылкой на рассматриваемый судебный акт, судебные акты, в которых налоговому органу было отказано в удовлетворении исков. Так, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15 апреля 2013 г. № Ф06-2487/13 по делу № А12-19598/2012; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 мая 2013 г. № Ф07-1450/13 по делу № А56-36344/2012.

Удачи и успеха в спорах с налоговыми органами.

Обзор интересных дел, переданных на пересмотр экономической коллегии Верховного суда (ВС) за третью неделю октября. Мы выбрали самые интересные и приглашаем коллег писать в блогах на «Закон.ру» комментарии к ним: как правильно их решить, какие последствия это решение будет иметь на практике или почему этот вопрос не имеет практического значения, ― все, что вы посчитаете нужным сказать.

Авторы лучших превью смогут написать комментарий к определению ВС для «Вестника экономического правосудия».

Прошу авторов указывать рубрику «Верховный суд РФ»: так все, кто интересуется практикой ВС, смогут найти ваш материал.

За неделю с 19 по 25 октября в экономическую коллегию на пересмотр передано 7 дел. Их полный список есть в этом посте.

Из дел, попавших на пересмотр, редакции «Закон.ру» показались интересными пять.

Банкротство. Истек ли срок давности для требования ФНС о признании сделок должника недействительными? Срок течет с момента, когда требование ФНС включено в реестр или когда в реестр включено требование, основанное на оспариваемой сделке?

В этом деле налоговая инспекция как конкурсный кредитор пытается оспорить договоры, по которым должник заказывал сервисное обслуживание оборудования. Истец обращает внимание на обстоятельства, свидетельствующие о мнимости сделок. Проблема в том, что об этих сделках инспекция знала еще в октябре 2014 года, когда принимала решение о доначислении налога. Суды посчитали, что возможность оспаривать эти сделки у инспекции появилась тогда, когда она включилась в реестр кредиторов, т.е. с марта 2015 года. Если считать с этого времени, то исковая давность пропущена. Однако инспекция предлагает считать ее лишь с момента, когда требования контрагента по этим договорам были включены в реестр должника (июнь 2016 года).

С этой логикой можно согласиться, ведь до появления требований в реестре практического смысла в оспаривании сделок не было: оплата по ним не производилась.

Банкротство. Является ли контролирующим лицом должника банк-кредитор, который мог назначать менеджмент и иным образом влиять на деятельность должника? В деле много и других обстоятельств, свидетельствующих о том, что долг вытекает из корпоративных отношений.

Поставленный в этом деле вопрос о контроле залогодержателя над должником интересен и важен. Поэтому дело заслуживает отдельного поста, который мы опубликуем чуть позже. Отмечу, однако, что спор богат различными обстоятельствами, указывающими, что должник был связан с кредитором не только в силу залога. Поэтому, вероятно, в чистом виде ответа на поставленный вопрос определение Верховного суда не даст.

Имеет ли собственник сооружения на земельном участке право требовать изменения разрешенного использования этого участка в соответствии с назначением сооружения для целей последующего выкупа этого участка?

Собственник построил спорткомплекс (картодром) на основании инвестиционного договора с Нижегородской областью. После строительства хочет выкупить участок под комплексом, для чего просит установить для него правильное разрешенное использование: «спорт». Областные органы власти ему отказывают, объясняя это тем, что Правила землепользования и застройки Нижнего Новгорода не предусматривают такого вида использования для участков в зоне, в которой расположен картодром.

Казалось бы, на этот вопрос есть прямой ответ в самих правилах землепользования: если здание не соответствует градостроительному регламенту, а его собственник хочет выкупить участок, то по его просьбе можно установить вид разрешенного использования, не предусмотренный регламентом. Для меня загадка, почему суды не обратили внимание на этот довод.

Зато дело любопытно еще и тем, что затрагивает процессуальный вопрос: может ли госорган, акт которого обжалуется, обосновывать его законность иначе, чем указано в самом акте? И может ли это делать суд? Апелляция в этом деле посчитала, что такого права у публичного органа нет, и фактически признала отказ в изменении разрешенного использования недействительным по этому формальному признаку: госорган в суде обосновывал законность своего акта не так, как написано в этом акте. Кассация посчитала, что госорган может приводить в суде дополнительные аргументы, и признала акт законным. Надеюсь, этот вопрос будет затронут в будущем определении Верховного суда.

Применяется ли установленная нормативным актом льготная ставка аренды, если стороны договора согласовали рыночную ставку, одновременно сославшись и на нормативные акты, устанавливающие льготную ставку?

Два дела с одинаковым вопросом, пришедшим из Москвы, где постановление местного правительства от 25 ноября 2012 года № 800-ПП о мерах по поддержке малого предпринимательства устанавливает льготную ставку для арендаторов из этой категории. В 2015 году с малыми предприятиями заключали соглашения о продлении аренды городских помещений, прописывая в них рыночную, а не льготную цену аренды. Одновременно эти соглашения содержали право города в одностороннем порядке менять цену.

В итоге получился конфликт между ценой в договоре и постановлением московского правительства. Москва настаивает, что это свобода договора и применяться должна согласованная цена. Верховный суд, вероятно, прислушается к доводам арендаторов о том, что город сам установил такую льготную цену для малых предприятий.

Все дела экономической коллегии ВС за 2020 год можно посмотреть здесь.

Редакция сайта klerk.ru «Клерк» — крупнейший сайт для бухгалтеров. Мы не берем денег за статьи, новости или скачивание документов. Мы делаем все, чтобы сделать работу бухгалтеров проще.
«Клерк» Рубрика Право

Вопрос о праве налоговых органов на оспаривание в судебном порядке совершенных налогоплательщиками сделок до сих пор остается дискуссионным. Еще Федеральным законом от 09.07.1999 N 154-ФЗ право налоговиков предъявлять в суд иски о признании недействительными сделок налогоплательщиков было исключено из норм НК РФ.

С другой стороны, закон о налоговых органах провозглашает, что, помимо всего прочего, налоговики вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о ликвидации организации любой организационно-правовой формы, о признании сделок налогоплательщиков недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам. Такая правовая коллизия позволяет арбитражным судам принимать по спорам данной категории далеко неоднозначные решения, а налоговым органам злоупотреблять своими правами и искусственно упрощать процедуру доказывания факта получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды.

Действительно, налоговые органы сейчас имеют формальную возможность предъявлять иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам. Между тем, не стоит забывать и о том, что данное право не является абсолютным и может быть реализовано лишь в исключительных случаях.

Так, следует различать требования, имеющие какие-либо налоговые перспективы, и требования, таких перспектив не имующие. В последнем случае требование налогового органа о применении последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход бюджета всего полученного по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов.

При этом для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган вправе предъявить требование о признании совершенных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, совершенных лишь для вида, поскольку удовлетворение именно этого требования может способствовать выполнению возложенных на налоговиков функций и задач.

Помимо этого, факты уклонения ответчика от уплаты налогов не подлежат доказыванию, исследованию и оценке судом в гражданско-правовом споре о признании сделки недействительной по причине того, что названные факты не входят в предмет доказывания по такому спору, а подлежат установлению при рассмотрении налогового спора. Именно на это обстоятельство и обратил внимание Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, вынося решение, призванное, наконец, во многом изменить арбитражную практику по данной категории споров в пользу налогоплательщиков.

В Постановлении Президиума ВАС РФ № 8728/12 от 6 ноября 2012 года суд разрешил спор о признании договора, заключенного налогоплательщиком, недействительным в силу его ничтожности. Из материалов дела следовало, что генеральный директор контрагента налогоплательщика, от имени которого были подписаны договор, счета-фактуры и акты о приемке выполненных работ, умер еще до подписания данных документов, что подтверждается актом о смерти.

Также налоговой проверкой было установлено, что общество-контрагент по сделке не имело реальной возможности осуществлять работы по ремонту с учетом времени, места нахождения выполняемых заказов и объема материальных ресурсов, экономически необходимых для оказания услуг. У него отсутствовали необходимые условия для достижения результатов при выполнении условий договора в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов и транспортных средств, что было подтверждено бухгалтерской и налоговой отчетностью, представленной в налоговый орган.

При этом в связи со смертью генерального директора контрагента, представлявшего единоличный исполнительный орган данного юридического лица, контрагент не мог иметь и осуществлять своими действиями гражданские права, нести обязанности, в том числе совершать сделки и какие-либо действия по их одобрению.

Ссылаясь на названные обстоятельства, налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с иском о признании договора недействительным в силу его ничтожности. Что интересно, из доводов, заявленных инспекцией при рассмотрении данного дела, четко следовало, что главной и единственной целью обращения в суд с требованием о признании спорной сделки недействительной являлось доказывание факта ее несовершения и отсутствия реального выполнения работ со стороны контрагента налогоплательщика.

Соглашаясь с доводами инспекции, суды трех инстанций признали ее заинтересованным лицом, имеющим право на обращение с подобным иском, и удовлетворили заявленные требования. В частности, суды пояснили, что для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган вправе, руководствуясь статьей 170 Гражданского кодекса РФ, предъявить требование о признании совершенных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия, то есть мнимых, либо с целью прикрыть другую сделку, то есть притворных. В свою очередь удовлетворение заявленного налоговой инспекцией требования может способствовать реализации соответствующей задачи по обеспечению поступления налогов в бюджет.

ВАС РФ, отменяя решения судов и принимая новое решение по делу, согласился с доводами налогоплательщика о том, что предъявление налоговой инспекцией иска о признании сделки недействительной возможно лишь по основаниям, предусмотренным статьей 169 ГК РФ. Напомним, в соответствии с данной статьей всякая сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обеими сторонами - в доход РФ взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход РФ все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход РФ.

Между тем, как дал понять ВАС РФ, признать сделку ничтожной по данному основанию, на практике гораздо сложнее, нежели доказать недобросовестность налогоплательщика и обосновать отказ в предоставлении последнему налоговой выгоды. Так, еще в Постановлении Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" суд разъяснил, что противоправность сделки не свидетельствует о ее антисоциальном характере.

Главным квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель. То есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности. В качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

Таким образом, для признания сделки ничтожной необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон.

Более того, само право налоговых органов на оспаривание подобных сделок может быть реализовано налоговыми органами лишь в тех случаях, когда удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение их непосредственных задач, определенных в законе о налоговых органах. Разрешая спор, Президиум ВАС РФ указал, что в настоящее время к числу главных задач налоговых органов отнесен контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, правильностью исчисления и полнотой и своевременностью внесения в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов.

Отсюда можно сделать вывод, что налоговые органы вправе предъявлять в суд иски о признании сделок недействительными только при соблюдении двух необходимых условий. Первое - если это полномочие реализуется ими в рамках выполнения задач по контролю за соблюдением налогового законодательства. Второе - если удовлетворение такого требования будет иметь в качестве последствия определение должной квалификации отношений сторон. Иными словами, если вслед за признанием сделки ничтожной законность в сфере налоговых отношений будет восстановлена и в бюджет вернутся неправомерно изъятые средства в виде налогов и сборов.

Вместе с тем, признавая необоснованными выводы судов нижестоящих инстанций, ВАС РФ рекомендовал сторонам спора обратить внимание на саму природу ничтожных сделок. Закон прямо устанавливает, что ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом. Именно поэтому оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, квалифицируемых в качестве ничтожных, может быть произведена налоговым органом в порядке, предусмотренном непосредственно налоговым законодательством.

Так, при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок нормы Налогового кодекса Российской Федерации предоставляют налоговому органу право самостоятельно осуществлять изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика. Это дает возможность, не оспаривая самой сделки, обратиться в суд уже с требованием о взыскании доначисленных налогов, начисленных пеней и штрафов.

Более того, вопрос об обоснованности указанной переквалификации разрешается в рамках рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных.

Как результат, ВАС РФ признал, что обращение инспекции в суд с требованием о признании сделки недействительной по основанию ее совершения от имени контрагента налогоплательщика неустановленным лицом выходит за рамки полномочий налогового органа, а заявленный иск не подлежит удовлетворению. Сам же договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно статье 168 Гражданского кодекса РФ независимо от признания его таковым судом.

Что касается выводов налоговой инспекции о недобросовестности налогоплательщиков, сделанных на основе установленных в ходе налоговой проверки обстоятельств, свидетельствующих, по мнению инспекции, об отсутствии у контрагента реальной возможности выполнения работ, то как пояснил ВАС РФ, они могли быть сделаны при рассмотрении материалов налоговой проверки. Причем вне зависимости от признания спорной сделки ничтожной, и в дальнейшем данные выводы могли быть проверены судом в рамках налогового спора при рассмотрении материалов дела о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

В качестве ответчиков в делах о признании сделок недействительными по иску налогового органа должны привлекаться все стороны сделки.
Формально, споры по иску налогового органа о признании недействительными сделок следует отнести не к налоговым спорам, а к спорам, вытекающим из гражданско-правовых отношений, поскольку в обоснование своих требований налоговые органы ссылаются на нормы гражданского права, однако, споры по искам налоговых органов о признании сделок недействительными тесно связаны с налоговыми правоотношениями.

Фактические обстоятельства, на которые ссылается инспекция подтверждаются доказательствами, полученными налоговым органом в ходе налоговой проверки или иных мероприятий налогового контроля. Целью признания недействительной той или иной сделки для налогового органа является, как правило, подтверждение выводов, послуживших основанием для доначисления налогоплательщику сумм налога, пени, привлечения его к налоговой ответственности в решении, принятом по итогам камеральной или выездной налоговой проверки. Поэтому защита налогоплательщика от исков налоговых органов о признании недействительными сделок, по существу, является средством осуществления защиты налогоплательщика в налоговых спорах.

Правом на предъявление суд подобных исков налоговые органы наделяет норма абзаца четвертого пункта 11 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоговых органах Российской Федерации" от 21.03.1991 N 943-1 (далее - Закон о налоговых органах), согласно которому налоговые органы вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25.07.2001 N 138-О о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" указал, что в случае не поступления в бюджет соответствующих денежных средств для установления недобросовестности налогоплательщиков налоговые органы вправе в целях обеспечения баланса государственных и частных интересов осуществлять необходимую проверку и предъявлять в арбитражных судах требования, обеспечивающие поступление налогов в бюджет, включая иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, как это предусмотрено пунктом 11 статьи 7 Закона.

В пункте 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2008 N 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что судам при применении абзаца четвертого пункта 11 статьи 7 Закона о налоговых органах необходимо учитывать, что указанное право может реализовываться налоговыми органами лишь поскольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, определенных статьей 6 Закона о налоговых органах.
Как правило, предъявление налоговым органом иска о признании сделки недействительной связано с обоснованием налоговым органом выводов о направленности деятельности налогоплательщика на получение «необоснованной налоговой выгоды» в решении, принятом по итогам налоговой проверки. Налоговый орган стремится доказать, что налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п.4 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды"). Для этой цели налоговый орган обосновывает «фиктивность хозяйственных операций» налогоплательщика ссылаясь на недействительность сделок, в связи с которыми налогоплательщиком получена налоговая выгода (например, предъявлена сумма НДС к вычету или учтены расходы по налогу на прибыль организаций).

Как отмечается в п.7 Постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22, факты уклонения ответчика от уплаты налогов, нарушения им положений налогового законодательства не подлежат доказыванию, исследованию и оценке судом в гражданско-правовом споре о признании сделки недействительной, так как данные обстоятельства не входят в предмет доказывания по такому спору, а подлежат установлению при рассмотрении налогового спора с учетом норм налогового законодательства.
Оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, должна производиться налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

При установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения налоговый орган, руководствуясь подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации, вправе самостоятельно осуществить изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика и обратиться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (начисленных пеней, штрафов).

При этом, поскольку ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом (пункт 1 статьи 166 ГК РФ), суд решает вопрос об обоснованности указанной переквалификации в рамках рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных (статья 170 Кодекса).

Если суд на основании оценки доказательств, представленных налоговым органом и налогоплательщиком, придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения не учел операции либо учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания данной операции или совокупности операций в их взаимосвязи.

Таким образом, исходя из вышеизложенной позиции Высшего Арбитражного Суда РФ следует, что для налогового органа нет необходимости обращаться в суд с отдельным иском о признании сделок недействительными; он может самостоятельно переквалифицировать сделки налогоплательщика указав на их недействительность (мнимость, притворность) в своем решении и обратиться в суд с заявлением о взыскании соответствующих сумм налога, пени, штрафа. Правомерность переквалификации сделки в этом случае будет оцениваться судом в рамках налогового спора по иску налогового органа (о взыскании недоимки) или по иску налогоплательщика (о признании недействительным решения).

Тем не менее, в ряде случаев, чтобы подкрепить выводы, изложенные в своем решении, налоговый орган обращается в суд с собственным иском о признании сделки недействительной (о применении последствий недействительности ничтожной сделки). В случае удовлетворения требований налогового органа по такому иску, выводы о мнимости или притворности сделки налогоплательщика, положенные в основу решения налогового органа и подтвержденные судом не могут быть оспорены в рамках другого дела в суде с участием тех же сторон и будут иметь преюдициальное значение для налогового спора.

Какие сделки налоговые органы стремятся признать недействительными в судебном порядке? Это могут быть различные сделки налогоплательщика, факт совершения которых влечет для налогоплательщика определенные налоговые последствия. Например, договор поставки (подряда, возмездного оказания услуг), в связи с исполнением которого налогоплательщик-покупатель предъявляет к вычету сумму НДС уплаченную поставщиком (подрядчиком, исполнителем). Или заключение договора консорциума для прикрытия договора простого товарищества с целью избежания последствий, определенных главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

На какие фактические обстоятельства может ссылаться налоговый орган и какие доказательства приводить может налоговый орган в обоснование cвоих требований о признании сделки недействительной?
Например, Инспекция установила, что директор контрагента, от имени которого подписан договор, счет-фактуры, в действительности умер до его подписания, что подтверждается актом о его смерти. В этом случае суд удовлетворил иск налогового органа – Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2012 по делу N А56-44428/2010.

В ряде случаев налоговый орган ссылается на результаты почерковедческой экспертизы, показывающие, что договоры подписаны неустановленным лицом, на свидетельские показания бывшего руководителя самого общества(налогоплательщика) или его контрагентов, отрицающих подписание договоров и свое участие в хозяйственной деятельности обществ. Какими доводами может налогоплательщик обосновать свои возражения, по каким основаниям суд может отказать налоговому органу в иске?

В ряде случаев суды отказывают в иске налоговым органам, ссылаясь на то, что налоговый орган не доказал, что признание сделок недействительными будет способствовать поступлению в бюджет налогов (Определение ВАС РФ от 14.11.2011 N ВАС-14299/11 по делу N А11-6692/2010, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.03.2011 по делу N А27-8706/2010).Следовательно, налогоплательщику целесообразно обосновать несоответствие заявленных требований налогового органа этим задачам, для чего необходимо проанализировать налоговые последствия оспариваемых сделок с учетом норм законодательства о налогах и сборах. Следует отметить, что встречавшаяся ранее в судебной практике позиция о том, что с момента вступления в силу части первой Налогового кодекса РФ налоговые органы утратили право на обращение в судебные органы с исками о признании сделок недействительными, не соответствует актуальной позиции Конституционного и Высшего арбитражного судом, опровергается сложившейся на сегодняшний день судебной практикой.

Неоднозначно в судебной практике решается вопрос о праве налоговых органов предъявлять иски о признании сделок недействительными в порядке ст. 168 ГК РФ. В некоторых судебных актах арбитражных судов содержится позиция о том, что налоговые органы не вправе предъявлять требования в арбитражный суд о признании сделки недействительной на основании ст. 168 ГК РФ (Постановления ФАС Поволжского округа от 09.09.2004 N А55-16992/03-46, ФАС Уральского округа от 29.03.2010 N Ф09-1962/10-С3). Но в ряде других случаев арбитражные суды удовлетворяют требования налоговых органов о признании сделки недействительной в порядке ст. 168 ГК РФ (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 16.06.2004 N А79-6488/2003-СК2-6197, ФАС Уральского округа от 24.06.2002 N Ф09-1264/02-АК). В ряде случаев налогоплательщику целесообразно обосновать ненадлежащий характер доказательств, на которые ссылается налоговый орган. Так, в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2011 по делу N А56-46100/2010, суд, отказывая в иске налоговому органу делает вывод о том, что свидетельские показания могут быть использованы как сведения об обстоятельствах, имеющих значение при осуществлении налогового контроля, но должны быть использованы наряду с другими доказательствами, исследованными в рамках мероприятий налогового контроля, проводимых налоговым органом. В рамках указанного дела существенное значение имели также представленные налогоплательщиком доказательства исполнения спорного договора, на которые также ссылается суд, и выявленные налогоплательщиком противоречия в показаниях свидетеля.


1. ПРЕТЕНЗИОННАЯ СТАДИЯ
- Сбор документов и их павовая оценка.
- Разработка решения вариантов вопроса в т.ч. путем мирного решения. Подробнее.

2. ПРЕДСУДЕБНАЯ СТАДИЯ
- Разработка проекта иска/отзыва на иск.
- Сбор и подготовка документов, обосновывающих выработанную правовую позицию.
- Подача иска в суд. Подробнее.

3. ПЕРВАЯ ИНСТАНЦИЯ
- Проведение предварительного слушания.
- Оценка возражений противоположной стороны.
- Корректировка и уточнение сформированной позиции (при необходимости сбор дополнительных доказательств).
- Проведение основного слушания. Подробнее.

4. АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ
- Правовая оценка решения суда.
- Оценка жалобы противоположной стороны.
- Разработка проекта дела.
- Подготовка жалобы/отзыва на жалобу.
- Проведениеслушания дела. Подробнее.

Работа в суде апелляционной инстанции проверяется уже вынесенное решение суда первой инстанции. Стадия апелляционной инстанции очень важна, т.к. Постановление апелляционной инстанции вступает в силу немедленно и подлежит принудительному исполнению через службу судебных приставов. Апелляционная инстанция заседает в составе 3-х судей, а не одного, как в суде первой инстанции, выносит решение коллегиально; по ряду вопросов может иметь свою собственную правовую позицию. Поэтому на этом этапе очень важно хорошо подготовиться к делу и суметь отстоять уже принятое в пользу клиента положительно решение или добиться изменения отрицательного решения.

=""> 5. КАССАЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ
- Правовая оценка решения суда.
-Оценка жалобы противоположной стороны.
- Разработка проекта дела.
- Подготовка жалобы/отзыва на жалобу.
- Проведение слушания дела. Подробнее.

6. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
- Возбуждение исполнительного производства.
- Участие в исполнительных действиях.
- Обеспечение исполнения решения суда. Подробнее.

Заплатить все налоги и спать спокойно – это разве выход для бывалого бизнесмена? Гораздо интереснее заплатить налоги, потом забрать деньги обратно, вывести на свое дружеское юридическое лицо и затем потратить их на себя любимого. И все это сделать так, чтобы не возникло претензий со стороны фискальных и правоохранительных органов. Вот эта задачка поинтересней будет! И она отлично решается инструментами, которые дает банкротное законодательство.

В этой статье поговорим об оспаривании сделок, совершенных в течение месяца до принятия судом заявления о банкротстве. И о тех возможностях, которые могут получить как должники, так и их кредиторы, если задействуют голову. Для этого разберем один типичный пример.


В мае 2011 г. компания «Стройком» уже предвидела будущее банкротство. Другим невозможно объяснить причины заключения договора с антикризисной компанией о выявлении признаков преднамеренного банкротства. И не случайно задолженность за оказанные услуги составила ровно 300 000 руб. – минимальную сумму, необходимую для введения процедуры. Далее, согласно законам жанра, задолженность была закреплена судебным решением и отложена до момента «Х».

Час икс наступил 12 апреля 2012 года. В этот день в банк поступило первое инкассовое поручение о списании налоговой задолженности с расчетного счета «Стройком». А на следующий день Арбитражным судом было принято заявление антикризисной компании о банкротстве строителей.


Спустя год конкурсный управляющий попросил суд обязать налоговую вернуть в конкурсную массу все списанные деньги. А заодно признать сделки в виде банковских операций по инкассовым поручениям недействительными.

В обоснование своей позиции управляющий сослался на пункт 2 статьи 61.3 закона о банкротстве. Логика этой нормы достаточно прозрачная: при наличии нескольких кредиторов имеющиеся у должника деньги и имущество должны распределяться между всеми взыскателями строго пропорционально объему их требований и в соответствии с очередностью, установленной законодательством. Приоритетное погашение долга одному из кредиторов ведет к ущемлению прав остальных взыскателей.

Подобные приоритетные выплаты называются сделкой с предпочтением и могут быть легко оспорены при условии, если они совершены в течение месяца до принятия судом заявления о банкротстве (или после его принятия). Таким образом, ключевым моментом во всей этой истории является дата выхода определения Арбитражного суда о принятии к рассмотрению заявления о признании должника банкротом.


Суд с доводами налоговой не согласился. И указал на то, что уплата налогов, сборов и таможенных платежей относится к оспоримым сделкам. Для признания их недействительными достаточно установить обстоятельства, указанные в пункте 1 статьи 61.3 закона о банкротстве. И в данном конкретном случае эти обстоятельства установлены в полном объеме: налоговая получила больше денег, чем она могла бы получить при пропорциональном распределении денег между всеми кредиторами в процедуре банкротства. Другие моменты значения не имеют.

Касательно довода налоговой о законном исполнении своих полномочий, суд ответил, что действия ФНС не оспариваются и не являются предметом рассмотрения настоящего спора.

В запасе у налоговиков оставался последний аргумент: не подлежат оспариванию сделки, относящиеся к обычной хозяйственной деятельности должника и не превышающие 1% стоимости его активов. Но и тут суд не поддержал ФНС и отметил, что списание денег с расчетного счета носило принудительный характер и было сделано без волеизъявления должника. А потому об обычной хозяйственной деятельности не может быть и речи. Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь:


На раз-два оспариваются не только прямые денежные платежи в пользу отдельных кредиторов при наличии других, но и сделки залога имущества в пользу отдельных взыскателей и иные сделки по обеспечению исполнению обязательств должника. Также «быстрый» кредитор может оспорить сделки взаимозачета, отступного, цессии и так далее.

Поэтому вышеуказанный пример – это тонкий намек, почему не стоит тянуть с решением о банкротстве своего должника. Пока вы ведете вязкие переговоры и надеетесь на лучшее, уходят сроки по сделкам должника. А значит и перспективы вернуть свои «кровные».

Но если вы упустили свой «звездный» час и не успели обратиться в «Игумнов Групп» – ещё не все потеряно. Сделка может быть оспорена и в том случае, если она была совершена за пол-года до банкротства. Но придется попотеть чуть больше и доказать дополнительные обстоятельства. Об этом мы и поговорим в следующей статье.

Информация в статье актуальна на дату публикации.
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Читайте также: